Хочешь быть счастливым? Будь им!Козьма Прутков    Наша жизнь – это лишь отражение наших мыслей о ней. Если мы думаем о ней плохо, это «плохо» имеет обыкновение сбываться. Подобное притягивает подобное. Таков закон невидимых космических взаимодействий. Вы никогда не замечали, как тесно связаны с нашим состоянием в данный момент все происходящие с нами события? Мы отражаемся в них как в зеркале, даже не подозревая, что сами породили их все без исключения: и плохие, и хорошие.

Например, едем мы утром на работу, в троллейбусе, автобусе, метро, как обычно, вливаемся в тесную толпу спешащих куда-то людей, озабоченных, закрытых. Каждый в своей скорлупе, каждый погружен в свои мысли, заботы, наполнен своим настроением. У кого-то оно безмятежно радостное, бодрое, у кого-то тоскливое, подавленное, а кто-то зол на весь мир, раздражен. Напряжение, которым он напитан, невольно передается окружающим по тончащим каналам всеобщей связи и притягивает себе подобных.

Вот кто-то случайно его толкнул, и с треском лопается защитная скорлупа, выплескивая наружу долго бродившее негативное содержание. Оно разбрызгивается вокруг, и в радиус его воздействия попадают случайные люди. Но это только на первый взгляд они случайны: те, кто вовлечен в одну негативную цепь «подобных», обязательно ответит на грубость, вмешается, даже если стоит в другом конце вагона: он почувствовал энергию притяжения и откликнулся.

А другой и внимания не обратит на мелкий инцидент, потому что он на своей волне. И волна эта наполнена совершенно иным составом - она светлая, и распространяет вокруг себя радостное ощущение доброты. Человек улыбается, и ему навстречу улыбаются люди. Он хмурится, и все вокруг окрашивается в мрачные тона безнадежности. Я думаю, что все это вы прекрасно знаете из собственного опыта. Но скажите, часто ли пользовались в жизни этим знанием?

Есть такая удивительная категория людей, которые смотрят на мир глазами, затуманенными вечной безнадегой, и во всем видят проблемы, чего бы это ни касалось.

Моя подруга Светлана относилась когда-то именно к таким людям. Мы виделись с ней редко, но метко, что называется. За несколько часов нашей встречи она успевала нагрузить меня таким количеством негативной информации о своей жизни, что мне казалось, что ей уже давно пора купить веревку и мыло и повеситься на первом попавшемся телеграфном столбе. Потому что жить в условиях, в каких существовала она, человеку просто невозможно. А так как Светка была моей школьной подругой, то я, соответственно, ее жалела, сочувственно вздыхала, сокрушенно качала головой, что еще больше подливало масла в огонь ее выдуманных страстей и заставляло вспоминать новые и новые подробности многострадальной жизни.

После института, в котором не было ни одного нормального преподавателя, «сплошные дебилы», Света устроилась работать в школу учителем химии. И хотя школа была вполне обычная, но ей почему-то достался класс «скрытых олигофренов», «сумасшедшая директриса» и просто отвратные коллеги, которые ее постоянно подсиживали, подставляли и подводили. И с мужем ей не повезло. Да, Игорь был красавцем, высоким, стройным кареглазым брюнетом, перспективным и подающим надежды бизнесмен, но оказался бабником.

Постоянно пропадал на работе, все домашние дела скинул на Светку, забывая дарить ей цветы на годовщину знакомства и вообще, его сальные шуточки ей надоели уже на первой неделе постмедового месяца. Он ушел от нее к своей «нахальной» секретарше, которая умела готовить кофе по какому-то особому рецепту («вот кобель»), и оставил Светку с двумя детьми и кучей проблем, начиная с автосервиса, куда приходилось ездить, чтобы привести в порядок подаренную им машину, до сантехника, которого тоже нужно было вызывать самостоятельно. Вместо Египта ей теперь приходилось проводить отпуск в Коктебеле - «помойной яме» с чудовищно низким уровнем сервиса.

Да, жизнь Светкина не заладилась. То ли потому что уродилась она такая несчастливая, то ли просто не везло почему-то. Трудно сказать... Она выглядела, на самом деле, все хуже и хуже. Потолстела от переживаний, краситься стала как-то небрежно и слишком вызывающе, и вся была похожа на сжатую пружину, которая вот-вот сорвется с блокировки и больно ударит всех окружающих накопившимися за долгие годы стенаний обидами, горестями и прочей нечистью душевных переживаний.

Мне было ее жаль, но одновременно что-то внутри противилось ее горячечным рассказам о нелегкой доле, словно резало слух. Что-то казалось выдуманным для красного словца, что-то для пущей важности, а что-то просто высосано из пальца в качестве неопровержимых доказательств ее несчастий.

Мы встретились со Светой через три года. Как-то разбросала нас судьба, я уехала на стажировку за границу, нарушились старые связи. Потом, когда вернулась, долго не доводилось встретиться. И вот наши пути случайно пересеклись - мы столкнулись в парикмахерской. Когда-то давно стриглись у одного и того же мастера. И вот... Как тесен мир! После бурной первой минуты радостного узнавания друг друга, я с удовольствием всматриваюсь в изменившиеся черты лица, новый облик своей подруги.

Она стала совершенно иной. Словно сползла с нее ржавая шелуха пустоты и глупости, и обнажилась сочная сердцевина яркого спелого цвета. Даже голос, казалось, изменился, стал каким-то глубоким и спокойным. Я была заинтригована и поскорее хотела узнать причину столь разительных перемен.

Оказалось, история Светкиной жизни дала фантастический виток, который и привел ее к совершенно иным жизненным ценностям и заставил поменять в жизни все.

Оставшись без мужа с двумя детьми на руках, она еще по привычке хорохорилась и накручивала свою пружину, то есть делала то, что привыкла делать все эти годы. Но однажды, на самом пике своего негатива, ехала на своем авто и случайно сбила ребенка. Он вырулил на велосипеде на проезжую часть. А Светка, разозленная препирательствами со своим новым начальником (бывший муж устроил ее в фирму по продаже элитной мебели), мчалась под девяносто, не видя ничего на своем пути.

Затем оглушительный удар, как в замедленном кино выхваченный кадр застрявшего в мозгу страшного столкновения, который преследует ее до сих пор. Словно вспышка, мощное небесное откровение, ударившее обухом по голове. Потом скорая, милиция, следственный изолятор, в котором Света провела двое суток.

Ребенок, слава Богу, выжил. Отделался обмороком, легким испугом и несколькими ушибами. Игорь дал родителям мальчика денег, предварительно предупредив Свету, что помогает ей в последний раз. Родители не стали давать ход делу, и Светку выпустили.

Но эти двое суток, проведенные в совершенно ином мире, на другом уровне настоящих страданий и боли, стали для нее такой мощной встряской сознания, что вернуться к себе прежней Света просто не могла. Она вдруг поняла, насколько кукольными и надуманными были все ее прошлые проблемы по сравнению с тем, что могут переживать и чувствовать люди на самом деле. А еще ощутила, что Игорь, действительно, больше не станет ей помогать, и придется все решать самостоятельно.

Глядя на распластавшееся на обочине маленькое тельце сбитого ею мальчишки, она вдруг со всей глубиной боли поняла, что на его месте мог оказаться ее собственный ребенок. Поняла и словно открылись ее глаза, словно спала с них мутная пелена, мешавшая видеть истинный смысл жизни.

Когда она вернулась домой после всех этих волнительных и по-настоящему тревожных дней, все вдруг окрасилось совсем в иные краски. Стало дорого и как-то по-новому значимо. Каждой минутой, каждым словом, каждым невидимым движением души. Теперь она смотрела на все новыми глазами благодарной радости и наслаждалась вновь обретенным счастьем свободы. И, что удивительно, жизнь простила ее и повернулась к ней другой стороной. Той, которую она так настойчиво пыталась не видеть все эти годы. Света улыбнулась жизни, и та ответила ей взаимностью.

Сейчас она собирается замуж за очень хорошего человека. Он не бизнесмен, а простой ландшафтный дизайнер, но у него золотые руки и доброе сердце, а это главное. Света помирилась с начальником, и тот предложил ей место руководителя отдела. Она продала свою машину и ездит на работу в метро, ничуть об этом не жалея, потому что это дает ей возможность ежедневно наблюдать огромное количество счастливых людей, которые улыбаются в ответ на ее улыбку.

Я с удовольствием наблюдала за теплым ореолом радости, окружавшим мою подругу, и напитывалась энергией ее счастья, думая, с каким замечательным человеком мне посчастливилось сдружиться.

Почему нам так нравятся трагические роли? Что мы находим в них? Неужели мы становимся счастливее, когда томно закатываем глаза и тяжко вздыхаем? Когда хмурим брови и напрягаемся от душевной боли... Не кажется ли вам, что таким образом мы привлекаем в свою жизнь боль и горечь? Зачем мы это делаем?

Мне кажется, ответ лежит на поверхности. Мы делаем это, потому что рассчитываем на сочувствие, хотим вызвать жалость, а значит, получить толику внимания и заботы, которых нам не хватает и в которых нуждается каждый человек.

Но почему-то не многие спешат раскошелиться на сострадание. И мы прозябаем в своем одиночестве, многократно увеличивая его благодаря своим собственным усилиям по созданию имиджа угрюмого страдальца. Нам кажется, что все вокруг бегут от нас, закрываются в свои скорлупки, раковины, тайные комнаты, открывать которые и не собираются. Так оно и есть, кому же захочется добавлять себе горя, когда и своих проблем достаточно!

Получается парадоксальная ситуация. Мы угрюмы, потому что нам не хватает радости и участия, мы хмуримся, подсознательно надеясь, что кто-то пожалеет нас и одарит своим теплом. Но получаем обратное, мир в ответ не торопится восполнить недостающие наши потребности, а напротив, посылает все новые и новые испытания и изолирует нас от радостных людей и радостных моментов жизни. Как вы думаете, почему он это делает? Что ему жалко, что ли, поделиться с нами счастьем?

Не жалко! Просто он не верит в то, что мы можем эту радость принять, не превратив ее прежде в несчастье. Он не согласен с нашим негативным мировосприятием, потому что знает совершенно точно, что жизнь прекрасна! И не желает нам помогать, пока мы не перестанем на кого-то надеяться и не изменим свой взгляд на нее, пока не станем самостоятельными и способными брать ответственность за все, что с нами происходит, на себя.

Да, трудно поверить в это, ведь мы привыкли во всех наших бедах и неприятностях обвинять обстоятельства и судьбу, родственников и знакомых, кого угодно, только не самих себя. И нам невдомек, что стоит только поменять полярность своего взгляда на мир, как мир тут же сменит «гнев» на «милость» и повернется к нам самой выигрышной своей стороной.

Всего лишь изменить взгляд! И волшебные ключи от счастья у нас руках!

Ирина ВЛАСЕНКО