“Здравствуйте. Я влюблена в мелкого (в моральном плане) недалекого женатого человека намного старше меня. Я красавица, умница, молодая, успешная в карьере женщина, с прекрасным добрым заботливым мужем, чудесной дочерью. Однако случайная связь, произошедшая в заграничной командировке (не принесшая никакого удовольствия, кроме мнимой новизны) как будто надела наручники на меня. Наша связь длится уже больше года. Я сто тысяч раз останавливала себя, ругала, всю неравнозначность этих отношений я осознаю, но увы... Я очень страдаю, жду его звонков или звоню изредка сама, бегаю на свидания, вру мужу и плачу втихомолку. Даже начала пить антидепрессанты.

Мы не делаем другу страстных признаний (я не хочу показывать свою зависимость от него, ему, видимо все равно).

Может Ваше слово приведет меня в нормальное состояние.

С уважением, Cherutti”.

БОЛЬНЫ - ЛЕЧИТЕСЬ

   Слово, конечно, обладает определенной силой, но ведь все слова уже сказаны самой моей корреспонденткой. “Люблю, но люблю полное ничтожество, недостойное даже дышать со мной одним воздухом”. Связь, не приносящая даже банального удовольствия. Риск потерять нормальную семью ради…

Ради чего? Наркотической зависимости от человека, если называть вещи своими именами. С таким же успехом можно сказать: “Я люблю героин” или “Я люблю сигареты”. О горячительных напитках и любви к ним даже не говорю, к чему такая любовь приводит, всем хорошо известно. Но и то, и другое, и третье, в принципе, лечится. А вот такая “любовь”… тоже лечится.

Да-да, причем если понимаешь, что данное пристрастие (к чему бы то ни было) – вредно, то и меры нужно принимать соответствующие. Конечно, это гораздо труднее, чем бросить курить или заглядывать в рюмочку, хотя бы потому, что бороться с пагубной привычкой придется в одиночку. К заявлению “я бросаю курить!” окружающие, как правило, относятся с пониманием и сочувствием, даже посильно помогают. Но сказать: “я бросаю любить…”. Боюсь, не поймут и не помогут.

Значит, остается два варианта: продолжать изводить себя или прекратить это занятие. Советовать, конечно, легко, но ничем другим в данном случае помочь не могу. Утешает лишь то, что осознание болезни – это первый шаг на пути к выздоровлению и только от самого страждущего зависит, станет ли он предпринимать последующие или продолжит страдать.

Я прошу прощения за бестактный вопрос, но девочки, милые мои, когда же вы, красавицы, умницы, успешные и любимые, научитесь ценить все это по достоинству? Другими словами, когда вы себя-то, наконец, будете любить? И когда поймете, что жизнь можно прожить только один раз, ни второй, ни третьей попытки вам никто не даст, а молодость и красота имеют грустное обыкновение проходить.

Что делать? Найти себе отвлекающее занятие, причем любое, но такое, которое занимает как можно больше времени. Например, наметить общий план оздоровления и начать ежедневно делать гимнастику, бегать, плавать, играть в теннис или стрелять в тире. Научиться вышивать, вязать, плести кружево или макраме. Заняться иностранным языком, освоить компьютер, начать писать маслом или акварелью, заняться керамикой. Все силы отдать работе или, наоборот, ребенку и мужу – кому что нравится. Обычный набор трудотерапии и оздоровительных процедур, которые применяют при легких нервных расстройствах или депрессиях.

А вот вместо антидепрессантов, которые имеют многочисленные побочные эффекты, советую пить два лекарства: глицин с утра и персен на ночь. Чудные, мягкие, натуральные средства, никакого привыкания. И очень неплохо помогает от душевных расстройств разной степени тяжести.

Сама принимала, так что – рекомендую.

Ваша Светлана Бестужева-Лада,
социопсихолог

А что Вы думаете по этому поводу?