О том, что мужчины до смерти остаются детьми, знают все женщины. И все же по какой-то мистической причине мы упорно продолжаем ждать от них опоры, мужества, мудрости. Этой иллюзией и живем. А что имеем на самом деле?

Мужской инфантилизм, как и все другие черты личности, имеет свои корни в детстве. “Маменькин сынок” — это не просто мальчик, нежно привязанный к своей матери. Это всецело зависимая личность, подавленная с детства сильным характером своей волевой и решительной родительницы. Правда, взглянув на будущую свекровь, вы вряд ли сможете с точностью определить степень ее деспотизма. Порой самые тихие и незаметные женщины имеют над родными безграничную власть... своими слабостями. Мамаша может пожизненно “стоять одной ногой в могиле” и тем самым тиранить сына, напоминая ему на каждом шагу, что воля умирающей священна. Она может быть и по-настоящему волевой и деспотичной женщиной, но ограничивать свой диктат чисто бытовыми требованиями.

Часто говорят, что “маменькин сынок” вырастает в условиях безотцовщины. Но это неверно. Можно и в условиях неполной семьи вырастить настоящего мужчину, если с детства он привык в чем-то заменять своего отца. Быть опорой, поддержкой матери, брать на себя в доме мужскую работу, уметь принимать решения самостоятельно и... ухаживать за матерью. Если же мать-одиночка видит в сыне единственный свет в окошке и всячески пытается восполнить для него отсутствие отца двойной порцией своих материнских ласк, мальчик в детства привыкает только брать от женщины.

Дело еще и в личности самого ребенка. Вернее, в его врожденной склонности подчиняться или повелевать. И если мать — врожденный “лидер”, а ее обожаемое чадо рожден “подчиненным”, пожизненный инфантилизм мужчине обеспечен.

Но не будем забрасывать камнями одну только мать. Порой новобрачная делает своего вечного мальчика собственными руками: “Ну, зачем тебе мыть посуду! Ведь теперь у тебя есть я! Я буду делать все, что ты захочешь, только люби меня вечно...” Даже мужчина с нормальными жизненными установками после такого медового месяца начнет смотреть на семейное трудовое равноправие с другой точки зрения. Мало кто будет упорно, вопреки воркованию женушки, отстаивать свое право стирать собственные носки и готовить себе яичницу по утрам.

В чем плоды такого воспитания (материнского или супружеского) проявляются в дальнейшем? Да во всем. Перебрав спиртного накануне, он наутро обвинит вас: “Куда же ты смотрела?”. Уходя к другой женщине, гневно бросит: “Ты никогда не умела меня понять!”. В повседневной жизни он, как правило, принимает все ваши ухаживания как само собой разумеющееся, а в благодарность милостиво разрешает поиметь его в постели.

Что еще отличает ребенка от взрослого человека? Вы сможете перечислить и сами. Капризность, эгоцентризм, неспособность отвечать за свои поступки и мыслить хотя бы на один ход вперед. Такой мужчина не способен на трудные и болезненные решения, которые порой необходимо делать в жизни. Имея жену и любовницу, он никогда не пойдет на разрыв с кем-то из них ради нормализации положения. Пусть жена страдает, пусть любовница тщетно ждет развода и узаконивания отношений в ней. Ему вполне удобно и уютно под крылышками сразу двух наседок. Он похож на ребенка, который увлечен новой игрушкой, но ни за что не согласен расстаться со старой.

Как быть женщинам, попавшим в такую ситуацию? Не стоит ждать, что рано или поздно он примет решение. Решать за него придется вам. А он, покапризничав и подувшись, в конце концов подчинится любому решению. Как послушный мальчик.

А еще “ребенок” живет в вечном ожидании праздника, почестей и героизма. Он неосознанно тянется к тому, кто хвалит его. Пусть даже это самая бессовестная ложь. Вот почему вторым домом для инфантильных мужчин становятся рестораны, казино, бары. Их тянет к ярким игрушкам, красному цвету и громкой музыке. Как ребенок, что просаживает все карманные деньги на петарды, взрослый мужчина обожает кутнуть на зарплату, вспоминая потом весь месяц хлопки шампанского и восторженные взгляды случайных женщин. “Звездный час” — главная мечта маленьких мальчиков. И, как правило, за чужой счет.

Разумеется, после праздника он всегда возвращается к своей “мамочке”, которой супруга становится вне зависимости от возраста уже через год-два после свадьбы. Он будет послушен и ласков, и безропотно вручит ей бразды правления семейными и финансовыми делами (если еще останется чем управлять). В обыденной жизни для активной, властной женщины это даже удобно. Вообще-то он хороший. Хороший, как ребенок.

Вывести из благодушия его может только одно – появление в семье настоящего ребенка. Вот тогда он докажет, что уступать свое теплое место не собирается никому. Докажет, что “ребенок” может быть не только послушным и ласковым, но и строптивым, неуправляемым и порой жестоким. Такие мужья не стыдятся открыто обвинять жену в предпочтении им новорожденного. Как ни дико звучит это для женщин, муж-“ребенок” свято верит, что только он имеет право на все внимание и заботу жены.

Он даже может уйти из семьи к другой “мамочке” и переждать самые тяжелые годы, пока его дети не подрастут и не перестанут затмевать его персону. Тогда он вернется. Несправедливо, но дети обожают таких отцов. Именно потому, что те, как никто, близки им по духу. Они никогда не станут нудно твердить о невыученных уроках, умеют запускать змея и знают тысячи способов превратить дом в бардак. Как правило, именно то, что муж является хорошим отцом для детей от 3 до 13 лет, и удерживает семью вместе.

Однако очень скоро его дети перерастут отца в психологическом смысле и вряд ли могут рассчитывать на его дальнейшую поддержку. Правда, сыновья очень часто становятся точными копиями своего “беспутного папаши”, и тогда они могут остаться друзьями на всю жизнь, самозабвенно болея за хоккей и запираясь в кухне по ночам, чтобы смотреть порнуху.

К старости мужья-дети обычно полностью зависят от жен-прислужниц. Они, как правило, уже больны многими недугами из-за беззаботного отношения к своему здоровью в молодости и не прекращают обвинять в этом жен. Причем откровенно презирают их за безвольность и всепрощение. На этой стадии жизни женщины обычно не решаются сбросить свое подневольное ярмо уже из жалости. “Он без меня пропадет”, — говорят они, прекрасно осознавая, что их собственные оставшиеся годы могли бы пройти намного полнокровнее без “камня на шее”. Потеря обслуживающей женщины, – как правило, самое тяжелое испытание в жизни мужчины. Правда, часто он тут же находит новую жертву — повзрослевших детей или одинокую женщину, готовую холить престарелого деспота, лишь бы не быть одной. И все начинается сначала…

Ольга МИХАЙЛОВА, психолог.