Вы никогда не бросали взгляд в окно спальни ваших соседей и не интересовались, что же происходит за задернутыми шторами?

Когда видеокамеры стали людям по карману, у простого человека появилась возможность стать порнозвездой, пускай лишь для очень ограниченной аудитории — для тех самых людей, которым просто любопытно, чем Смиты занимаются в постели. Технология, перенесшая порнофильмы из специальных кинотеатров на видеомагнитофоны в спальнях, открыла путь для нового витка: «мистер и миссис Америка» снимают себя на пленку, занимаясь любовью. Многие пары, стеснявшиеся просмотров фильмов категории «X», установили в своих спальнях видеокамеры на штативе и обнаружили, что присутствие ее пристального ока добавляет в секс пикантности

Может быть, вы записывали свои постельные игры, а потом прокручивали кассету во время новых сексуальных забав. Показывали вы эту пленку кому-нибудь еще? Доверяли другому человеку держать камеру, чтобы увеличить количество ракурсов? А может, делали c этой записи копии, чтобы разослать незнакомым людям?

Вас шокировала эта идея? Неужели?

Я кладу трубку. Моя подруга Кэйт уже в пути. Мы собираемся с ней на ленч. Но сначала она хочет «глянуть одним глазком» на любительские видео, наваленные в моем номере на столе.

***

   Троица перебралась с дивана на кровать. Сидя с прямой спиной, женщина как бы нанизывает свое тело на эрегированный член блондина. Когда он уже внутри, она опирается на локти, так что ее тело почти параллельно его телу, распростертому на кровати. Он ласкает ее грудь, легко зажимая соски между пальцами. Она трепещет от удовольствия. Сзади мускулистый человек сдавливает ее округлые ягодицы и проталкивает головку своего пениса ей в анус.

— Почему люди хотят делать такое перед камерой? — спрашивает Кэйт, до сих пор живущая в Сент-Луисе, где я выросла, как и несколько моих друзей и подруг.

— Понятия не имею, — бойко отвечаю я, но что-то в ее вопрошающих зеленых глазах заставляет меня пересмотреть свои слова. Кажется, она считает, что я что-то знаю.

Так ли уж далеко то, чем занимаются эти трое, от того, что делала я, описывая свою сексуальную жизнь в книгах и публикациях? Станет ли простая женщина разбирать свои сексуальные подвиги в «Космополитэне», «Плэйгерл» и «Форуме»? Стала бы она рассказывать свои переживания, связанные с табуированным анальным сексом, читателям этой книги? Почему я делаю то, что я делаю? Стала бы обычная женщина заниматься любовью в спальне, окна которой прикрыты лишь висячими растениями? Я в чем-то эксгибиционистка, я испытываю удовольствие, шокируя окружающих и щекоча их воображение. Более того, я уверена, что рядовой американец нуждается в сексуальном шоке как антиподе пуританизму.

Кэйт спрашивает опять, почему кому-то может хотеться это делать, то глядя на экран, то рассматривая груду литературы любительских порнокомпаний.

— По той же причине, по которой ты носишь плагье с глубоким вырезом.

— Я могу приоткрыть ложбинку между грудей, но я не смогла бы зайти так далеко, — возражает она, указывая на анонс «Шаловливых медсестер», где «Лори и Сильви на пару берут в оборот своего дружка в приемной врача и обрабатывают языком каждый квадратный дюйм его тела в ошеломительных крупных планах».

Так далеко, как Лори и Сипьви, я тоже не захожу. Кэйт не заходит так далеко, как я, когда пишу о своей сексуальной жизни. Вопрос не в том, КАК. Он в том, КАК ДАЛЕКО. Некоторые люди не тыкают ложкой в запретный кружок шоколадного мороженого «Гааген-Дас». Может быть, вы перед ним остановитесь, я съем четвертинку кружка, а еще кто-то доберется ложкой до самого дна. Не будет ли самообманом говорить, что мы не можем понять, как это она съела все мороженое?

По настоянию Кэйт я ставлю другую кассету. Она проматывает вступительные сцены, когда персонажи еще одеты, переходя к кадрам с обнаженными актерами. Стройная женщина с полными бедрами стоит на постели на коленях и локтях. Двое мужчин — оба невысокие и худые, но щедро одаренные природой в другом, расположились позади нее, один под ней, другой — стоя на коленях. Каждый пытается каким-то образом втолкнуть свой член в ее анальное отверстие, ни на одном нет ни капельки пота. Она же, наоборот, истекает потом, тяжело дышит, мотая головой из стороны в сторону и комкая руками черную сатиновую простыню.

«О, да!» — кричит она, неистово стеная, когда мужчины начинают синхронно двигаться внутри нее.

Мы с Кэйт бросаем украдкой взгляды друг на дружку, каждая из нас пытается определить, возбуждена ли другая.

***

   Литература, рекламирующая «Видео Альтернативз», компанию по продаже любительского «видео для взрослых» в Сент-Луисе, не слишком привлекательна. Иллюстрации и описания продукции едва ли могут вызвать что-либо, кроме хихиканья или смущенной гримасы, у любого человека, обладающего эротической чувствительностью. Американское «порно» на вкус еще отвратительнее, чем «американская мораль».

«Нечто неистовое происходит сегодня вечером в мотеле «Ноу-Телл», — гласит реклама «Длинного и высокой», фильма продолжительностью 1 час 35 минут, продающегося за тридцать долларов и демонстрирующего встречу Брайана и Черри на «свидании вслепую»*. В ней шесть футов два дюйма роста; он же «слегка пониже» (сгатистика не прилагается). Описание обещает зрителю картину «удушения Брайана огромными жаркими грудями Черри». Эта парочка явно не задумывалась нат вопросом: как скоро можно переходить к сексу в отношениях с новым человеком?

«Эта задница — для тебя» представляет четыре «страстных эпизода с молодыми сексапильными парами... если вы любите действия с «черного хода», вам особенно понравится увидеть то, как Келлн дарит своему мужчине наслаждение, случающееся у них лишь два раза в год!» Девяносто минут за тридцать долларов.

   Пятидесятистраничный каталог дешевого издания в ярко-желтой обложке обильно иллюстрирован черно-белыми фотографиями реальных людей, которые продали права на свои домашние ролики категории «X». Страницы заполнены женщинами с плохими волосами — длинными, с «химией», высветленными, завитых с помощью бигудей и щипцов. Обвисшие груди, встречающиеся куда чаще других, тяжелые и «смотрящие» вниз. Где же эти продавцы хваленых «голливудских бюстгальтеров, подтягивающих грудь, когда они действительно нужны? Незагоревшие полоски на телах наталкивают читателя на мысль нарисовать на них бикини, закрасив выступающие вены, шрамы от подтяжки грудей и заросли лобковых волос. Если разница между реальными женщинами и красотками с журнальных разворотов — это комбинация грима, укладки волос и фотографической техники, улучшающей натуру, то да здравствует эта разница. У блондинки па пятой странице с улыбкой, точно рекламирующей зубную пасту, и расположенной в нескольких дюймах от эрегированного члена, хорошие волосы — белокурые и гладкие, но на ресницах не меньше целого тюбика туши. Художник по гриму превратил ее в настоящую порнозвезду. Я смотрю на эти фото, и мне становится ясно, почему величайшие звезды стриптиза прошлых лет, Сэлли Рэнд и «Цыганка» Роуз Ли, всегда оставляли что-то для игры воображения.

Попадается также несколько мужских фотографий. Хотя изображения женских половых органов — зачастую с зазывно раскрытыми половыми губами — встречаются сплошь и рядом, органы мужчин не демонстрируются, за исключением некоторых большого размера. На странице 10 говорится, что у Дона, «нового соседа», «огромный черный стержень», но, к моему разочарованию, на фото он закрыт ногой белой женщины, лежащей на его коленях. Чтобы узреть больше, надо заказать кассету-образец, «два часа основных моментов фильмов, предлагаемых нами, категории

«XXX» без всякой цензуры» за двадцать долларов, «полностью возмещаемых», если вы после этого закажете еще что-нибудь.

Эти люди выглядят лет на двадцать—тридцать, за некоторым исключением. Китти, героиня фильмов «Китти-Китти Трах-трах!» и «Холостяк у Китти», выглядит лет на сорок, может быть, даже больше. Она «наша полногрудая красавица, которая любит, чтобы ее трахали так сильно, насколько это возможно, так много мужчин, насколько это возможно, и так быстро, насколько это возможно». Звучит как шутка? Не называемая по имени знойная секс-бомба, звезда видео «Кончай в горах», тоже достигла сорока. Эта пленка, короткая, как «только что состоявшаяся вечеринка», показывает кадры «доброго трахания между сисек... большие члены, крутые забавы». Сорок минут за двадцать долларов.

Я бессистемно перелистываю каталог и прилагаемые материалы, дожидаясь встречи с Сюзи Валь, известной также под видеопсевдонимом Ким Скотт. Сюзи и ее муж Роберт — владельцы «Видео Альтернативз». Она появлялась на множестве ток-шоу, включая «Джеральдо», «Салли, Джесси, Рафаэль», «Маури Повик», «Текущие дела» и «О самом личном», — и как представитель компании, и как защитник прав, оговоренных в Первой поправке. Когда ее арестовали за изготовление любительских видеозаписей, она начала кампанию за выборы ее на пост начальника полиции Озерного района Сент-Луиса. Выборы она, конечно, проиграла, но победила в схватке со средствами массовой информации.

После ее выступления в передаче «О самом личном» канала Си-Эн-Би-Си, ведущий программы Боб Берковитц мне сказал: «Она настолько вежлива, скромна и мягка в общении... просто сама сердечность. После того, какой я ее увидел, я не могу представить ее в порно-бизнесе».

Сюзи лет за тридцать, у нее короткие светлые волосы, большие голубые глаза, полноватое тело и обаятельные манеры. Она сразу вызывает в человеке симпатию. В одежде она выглядит очень целомудренно и пышет здоровьем. Я не удивилась бы, если бы однажды она стала Мисс Сельхозпродукты Среднего Запада или если бы ее лицо появилось на упаковке мыла. Если даже к ее облику добавить длинные ногти, их несоответствие лишь подчеркнет ее здоровую красоту, как родинка Синди Кроуфорд заставляет ее казаться еще совершеннее. На экране, в обнаженном виде, у Сюзи обнаруживаются большие, лишь слегка провисающие груди, аккуратная талия, худые бедра, длинные красивые ноги и приятные на вид подтянутые ягодицы. Она привлекательнее всех из каталога «Видео Альтернативз». Наиболее успешно продающиеся кассеты фирмы — видео с самой Сюзи, мастурбирующей в различных положениях. Сцена самоудовлетворения имеет возбуждающую кульминацию: рука Сюзи прижата к гениталиям, рот широко раскрыт, голова торжествующе запрокинута назад, она вот-вот достигнет оргазма, за секунду до того, как в изнеможении откинуться на постель. Плохо, что домохозяйки из соседних домов не похожи на Сюзи.

***

   Если верить Сюзи, на изготовление и распространение своих видеофильмов ее вдохновили незнакомые люди, откликнувшиеся на объявление, которое она поместила, предлагая кассеты с советами типа «сделай сам».

— Мы с мужем занялись этим бизнесом случайно, — говорит она, сидя с сомкнутыми коленями и положив на них сверху руки. — Лет шесть назад мы начали распространять любительские записи на тему «как починить велосипед» или «как отрегулировать автомобиль». Вскоре мы стали получать по почте все

эти эротические видеозаписи. Я подумала: «Что ж, это интересно. Я могу этим заняться». И мы занялись.

— Почему вы решили, что люди заинтересуются «самопальной» эротикой и будут ее покупать, когда рынок переполнен продукцией, в которой главные роли исполняют женщины без следов подтягивания кожи и мужчины без прыщей на заднице? — спрашиваю я.

— Из-за притягательности домашнего видео, — отвечает она убедительным тоном. — Женщина, у которой профессиональные записи могут вызвать неприязнь, смотрит на женщину в нашем фильме и не чувствует робости. Лак на ногтях героини далек от совершенства. На теле — следы от трусиков. Ее тело не идеально. И зрительница говорит себе: «Я тоже могла бы это сделать». Она готова попробовать то, чего желает ее муж, например, оральный секс, так как видит на экране женщину, похожую на нее, этим занимающуюся и получающую от этого удовольствие. Профессиональное же видео создает барьер между актрисами и зрительницами. Этим барьером служит красота, причем не природная, а глянцевая, приукрашенная.

Я обдумываю эти слова. Действительно, вы не увидите в фильмах основного потока уродливых женщин. Но остановит ли это женщин всех возрастов от того, чтобы отождествлять себя с Джулией Роберте в «Красотке»?

— На большинстве наших кассет сняты супружеские пары, и им не по девятнадцать лет, — говорит Сюзи.

— А по сколько, по сорок пять? — спрашиваю я. — Неужели мужчинам хочется смотреть на сорокапчтилетних женщин, которые в обнаженном виде далеко не Рокуэл Уэлч?

— У нас есть одна съемка пары. перешагнувшей шестидесятилетний рубеж. — Она поспешно переходит к новой теме. — В группах или с новыми партнерами наши люди практикуют безопасный секс. Мы поощряем безопасность в сексе.

Это настоящие, реальные люди, которые собираются, чтобы хорошо провести время, а не актеры, играющие оргазм, — заявляет она. — Людям надоело, что секс — это дело специалистов, актеров и психологов.

Для пресыщенного, скучающего покупателя, которому осточертели одни и те же актеры-звезды, любительская запись хороша тем, что предлагает нечто новое — не совершенное, но другое. К тому же цена не «кусается». Профессиональные видеофильмы на кассетах стоят 59 долларов 95 центов и дороже. В каталоге же «Видео Альтернативз» нет ничего дороже тридцати долларов. Тем более не так мало мужчин любят большие висячие груди. Или вы думаете по-другому?

***

   Сюзи без смущения признается, что она, «наверное, в чем-го эксгибиционистка». Здесь она не одинока. Любительский сектор порновидеорынка быстро разрастается, подпитываемый эксгибиционистскими фантазиями рядовых людей. Как иначе можно заниматься сексом на публике, не утрачивая благоразумное чувство безопасности?

— Это как письма в «Пентхауз Форум», только на видео, — делится своими мыслями один коллекционер любительских видеосъемок. — Это по-настоящему. Эта реальность «сдвинутая», но она настоящая. Когда я учился в колледже, моя подружка послала мой снимок в «Плэйгерл». На мне были расстегнутые джинсы, а член я вытащил и держал в руке. Эрекция была что надо. Она сфотографировала меня таким образом, что мой «стержень» выглядел больше и сильнее. Этот снимок опубликовали. Надо вам сказать, это был один из самых ярких моментов моей жизни в колледже.

Только подумайте, — говорит он, — какой кайф я получаю, когда кто-то снимает на видео меня, мои сексуальные изыски, и я знаю, что на меня будут смотреть женщины во всех концах Америки, уединившись в своих спальнях?

Такой награды, как этот «кайф», должно быть, достаточно снимающимся, которые редко зарабатывают на продаже своих записей больше двух-трех сотен долларов (если только они не выходят в звезды любительского видео, как Сюзи).

***

— Люди делают это не ради денег, — соглашается она. — Они не собираются сколачивать на своих записях состояние. Они могут либо продать нам права на распространение их записи, либо согласиться на пятнадцать процентов комиссионных со всех проданных кассет. В любом случае, это составляет в среднем двести—триста долларов за один фильм. При продаже прав они получают деньги сразу. У нас есть несколько человек, которые добились такого успеха, что выплаты им составляют тысячи, а не сотни. Если вы развиваетесь, и у вас в каталог попало несколько записей, такое может случиться.

Но все же люди снимают видеофильмы не из-за денег. Их возбуждает сама мысль, что незнакомые им люди будут наблюдать, как они занимаются сексом. Мне рассказывали некоторые пары, что съемки и продажа кассет улучшили их половую жизнь на все сто процентов.

Любительский порновидеобизнес совсем молод. Что произойдет, когда такая пара, возбуждающаяся от сознания, что за ними наблюдают незнакомые люди, обнаружит, что их зрители не так уж им незнакомы, а, к примеру, подростки — приятели их детей? Или когда они разведутся и новый супруг случайно наткнется на старые записи?

— Да, для некоторых это повод для беспокойства, — признает она. — Их заботит, что будет, если пленку вдруг посмотрит начальник, или свояченица, или еще кто-нибудь. Если у вас болит голова по такому поводу, вам не следует заниматься видео, вы не находите?

У Сюзи «голова не болит», потому что она считает секс хорошей забавой — чистой и здоровой. В отличие от других распространителей любительского «порно» (в частности, «Видео Софистикэйтс Ю-Эс-Эй» из Лос-Анджелеса, производителей того сюжета с двойным проникновением в анус, который так ошеломил нас с Кэйт в гостинице), ее компания не имеет дела с кассетами, посвященными садомазохизму и прочим темам, вызывающим ассоциации с темными сторонами секса.

— Я завзятая сторонница женщин и женственности, — говорит она, — и есть вещи, которыми мы не занимаемся из-за моего к ним отношения. Никакой боли, никакого связывания и унижения. Никаких кадров с изнасилованием, пусть даже это взаимная фантазия. Она может быть очень любовно воплощена супругами, но мы никогда не продадим такую пленку, так как некоторые зрители могут понять ее неверным образом. Мы очень, очень внимательно следим, чтобы женщина не была унижена или грубо использована.

Я вижу свою миссию в участии в сексуальной революции, заявляет Сюзи. — Секс должен выйти на открытый простор. Родители стесняются говорить о сексе с детьми. Некоторые из них даже борются против сексуального воспитания в школе. Мы — дети пуританской культуры, превратившей секс в нечто грязное, чем он не является и не должен являться.

Мы бы, наверное, не читали годами о том, что священники находят удовольствие, приставая к маленьким мальчикам, если бы секс был более открытым, — утверждает она.

Вера Сюзи в свою миссию выглядит искренней. Но зарабатывать деньги она тоже любит. Помимо продажи кассет у «Видео Альтернативз» существует сеть из восьмисот телефонных номеров, предлагающая услуги (только для покупателей) от записанного на пленку ежедневного послания Ким Скотт (три доллара за одну минуту), посвященного различным аспектам изготовления собственных видеозаписей, до советов нескольких «консультантов», включая Хизер, снявшуюся в «Воссоединении Лас-Вегаса», астролога Энни и Джонни, отвечающего на вопросы и гетеро- и бисексуалов, и геев.

продолжение следует...