Мы обсудили значительное количество приемов, которые мужчина считает наиболее сексуально привлекательными и которых, по его мнению, не хватает в повседневных сексуальных отношениях. Мы пришли к выводу, что обновленный подход к интимной жизни дает возможность убедиться в том, что ваш мужчина стал одновременно более возбуждающим и более удовлетворенным в постели.

Мы увидели, как вам следует удовлетворять его сексуальные потребности, о которых, возможно, он даже сам раньше не догадывался. Но в его тяге к другой женщине заключается нечто большее, чем стремление удовлетворить свои сексуальные потребности.

Все без исключения мужчины, с которыми я общался в период работы над книгой, говорили мне, что женщина, ради которой они оставили свою жену, имела одно большое преимущество. Она не только проявляла определенный сексуальный интерес, ее волновало все, что они делали и о чем говорили. Значительная доля сексуальной привлекательности такой женщины состояла в том, что она давала возможность своему партнеру вновь почувствовать себя мужчиной, а не только мужем, отцом и кормильцем.

«Я ушел к Джуди, потому что она дала мне возможность вновь ощутить себя мужчиной,— рассказывает тридцативосьмилетний Брэд, вице-президент компьютерной компании в Силико Валлей. —   Для нее интересна была моя работа, она пыталась вникнуть даже в то, как работают компьютеры. Она интересовалась гольфом, которым я увлекаюсь. Она вместе со мной ходила в оперу, чего никогда не делала моя жена. Я встретил не женщину-загадку, я почувствовал твердую опору под ногами».

Вновь и вновь я слышу подобного рода истории. «Соперница» брала верх не только тем, что была более предприимчива и изобретательна в постели. Она выигрывала тем, что проявляла интерес ко всему, что касалось ее партнера — даже если это было таким несвойственным для нее делом, как гольф.

«С Тиной меня связывал секс,— объясняет тридцатичетырехлетний Ньютон, менеджер из Фресно.— Я сначала воспринимал ее как подругу и только потом как любовницу. Если бы, упаси Бог, что-нибудь случилось с моим «хозяйством», мы бы все равно остались друзьями».

Еще один плюс в пользу другой женщины заключается в том, что она всегда красиво одета и в хорошем расположении духа. Несомненно, жене гораздо сложнее удивить супруга новой одеждой или прической. Для этого она должна чаще смотреть на себя в зеркало и убеждаться в том, что ее еще не засосала житейская рутина. Несколько секунд, проведенных перед зеркалом, принесут ей несравненные дивиденды с точки зрения сексуальной привлекательности, не говоря уже о том, что помогут ей оставаться более женственной.

Жаклин, двадцативосьмилетняя домохозяйка из Лос-Анджелеса, рассказывает: «После рождения Гэри я полностью погрузилась в заботы о двух сыновьях и доме. Мне нравилось, что у меня двое детей. Я любила наш дом, но не заметила, как начала врастать в быт. Я расхаживала по дому в старой тенниске и потертых джинсах, не заботилась о своей прическе, я просто закалывала волосы, и все. У меня постоянно были обломаны ногти, я не задумывалась о том, чтобы сбрить волосы на ногах и тому подобное. Наша сексуальная жизнь не была особенно страстной, может быть, потому, что я чувствовала постоянную усталость от стряпни, работ по дому, ухода за детьми.

Когда Гэри исполнилось семь месяцев, ко мне зашла соседка и рассказала, что видела моего мужа Дональда в Вествуде с какой-то рыжеволосой женщиной. Она считала себя обязанной сообщить мне об этом, так как, судя по тому, как эти двое держались, можно было подумать об их довольно близких отношениях. Я была полностью выбита из колеи. До того самого момента я искренне верила, что мы прекрасная пара. Сначала я решила устроить Дональду скандал.

Но переговорив со своей подругой, которая развелась, когда ей было двадцать два года, я поняла, что это самый плохой способ. Моя приятельница сказала, что не имеет значения, насколько плохо я думаю о Дональде, дело в том, что он не видит во мне женщину, которую хотел бы видеть. Она сказала: «Давай, начни с себя». Так я и сделала.

Такой трезвый взгляд на себя, когда сама себя спрашиваешь: «А считают ли тебя мужчины сексуальной? Или хотя бы немного привлекательной?» — может просто вызвать шок. Я посмотрела на себя и не поверила своим глазам, во что я превратилась. Я не относилась к тому типу девушек, которые каждое утро делают маникюр или подобные вещи. Но мои волосы были всегда аккуратно подстрижены, вымыты и подкрашены, я всегда делала небольшой макияж. Но сейчас на меня из зеркала смотрела женщина, которая была так же сексуально привлекательна, как увядшая морковь. Я выглядела уставшей, замученной и потерявшей форму.

Сначала я подумала: «Что за чертовщина происходит? Если я не нравлюсь ему такой, то тем хуже для него». Однако от такой моей позиции не выигрывал ни он, ни я. Я почти что потеряла мужа, потому что сама опустилась, перестала обращать на себя внимание.

Единственное, что я твердо осознавала: я, скорей всего, уже потеряла мужа. В тот же день я оставила детей с сиделкой, а сама пошла и сделала прическу, маникюр. На обратном пути из салона красоты я зашла в магазин и купила кое-что из нижнего белья. Оно стоило довольно дорого, так как было, в основном, шведского производства. Но я не жалели потраченных денег — таким оно было тонким и сексуальным. Больше всего мне понравилось бикини розового цвета. Я сказала продавщице: «Оно действительно прикрывает очень немного. Как одежда стриптизерши». Но девушка заметила, что сейчас все носят трусики бикини.

Еще я купила шелковую блузку и мини-юбку. Затем я вернулась домой и подушилась своими любимыми духами «Дональд». Когда мух вернулся домой, то не смог поверить своим глазам. Он остановился как вкопанный и уставился на меня, а потом сказал: «Что с тобой случилось?» Я призналась ему. Я сказала, что посмотрела на себя внимательно и вдруг поняла, что я ухе не та девушка, на которой он женился. Весь вечер он не мог отвести от меня взгляд, и когда дети отправились спать, он пошел в винный магазин и купил бутылку «Шандон Брют».

Мы сидели на полу перед камином и пили шампанское. Казалось, что мы снова вернулись в то время, когда муж ухаживал за мной. Он поцеловал меня так, как не целовал уже несколько лет. Затем я нежно повалила его на ковер и расстегнула на нем рубашку, а затем брюки и достала его член. Я никогда раньше этого не делала, но понимала, что должна проявить инициативу и использовать все шансы, чтобы не потерять его. Я поцеловала самый кончик его члена. Он имел немного солоноватый приятный вкус, какой обычно имеет мужской член. Потом я облизала его сверху вниз до самой мошонки. Одно за другим взяла в рот его яички. Затем я широко открыла рот и ввела туда головку члена, то прижимая основание головки языком, то пытаясь проникнуть языком в это маленькое отверстие, стала нежно посасывать его, одновременно гладя рукой... Словом, пыталась вести себя как настоящая шлюха, знаете, как они это делают?

Он был в растерянности и не знал, как поступить. Думаю, он понимал, что происходит. Хотя я раньше никогда не сосала его член, я раза два или три целовала его. Но сейчас я полностью отдалась этому акту: медленно сосала член, поднимая и опуская вниз голову, водила им по лицу и т.д.

Вскоре муж был уже не в состоянии этого выдержать. Он поднял на мне юбку и, когда увидел мои трусики, воскликнул: «Боже, какая ты сексуальная».

Он приподнял меня, пальцами раздвинул мою промежность, посадил меня на свой член, очень медленно и нежно. Затем стал поднимать и опускать меня, поднимать и опускать, и это была просто фантастика. После третьего или четвертого раза он кончил. Я могла ощущать, как его член сокращался во мне, или мне казалось, что я это ощущаю.

Я вновь склонилась над ним и взяла его член в рот, высасывая последние капли спермы и слизывая свой собственный сок. В ту ночь мы еще дважды занимались любовью и еще раз перед тем, как Дональд пошел на работу. Я позволяла делать ему все, что он хочет. Я никогда раньше не разрешала ему трогать мое анальное отверстие, но в тот вечер он ввел туда два пальца. Мне совсем не было больно или унизительно. Он снова и снова занимался со мной любовью, и это было просто замечательно.

То, что случилось, снова сблизило нас. Хотите верьте, хотите нет, это была как будто наша первая ночь, проведенная вместе. Все вернулось на круги своя.

Я так и не узнала, что стало потом с той рыженькой. Может быть, между ними ничего и не было. Вы знаете, некоторые сослуживцы иногда целуют друг друга и называют «дорогими», и это абсолютно ничего не значит. Но даже если у него что-то с этой рыженькой и было, я сделала тогда то, что должна была сделать. Вы не можете ожидать верности от супруга, если не показываете ему, что заботитесь о себе и о семье, о том, как вы выглядите. Продемонстрируйте ему, что вы- женщина и что заинтересованы в том, чтобы вызывать восхищение своего супруга."

Донна, двадцатитрехлетняя служащая авиационной корпорации из Сол Лэйк Сити, штат Юта, воспользовалась присущими ей дружелюбностью и вниманием к людям, чтобы соблазнить своего тридцатисемилетнего женатого начальника, Леонарда. Очень живая брюнетка с фигурой, которая не испортила бы обложки «Плейбоя», Донна считает, что «основным критерием человеческих отношений является счастье». Что бы вы ни думали о ее философии, она завоевала Леонарда тем, что проявляла непосредственный интерес к его хобби — истории Второй мировой войны.

«Когда я впервые увидела Леонарда, то подумала: «Ого, какой симпатичный парень. Немного староват для меня, но у него такой замечательный взгляд. Ну прямо как у Фрэнка Лангеллы». Поначалу я не строила никаких планов по отношению к нему. Одна моя подруга сказала мне, что он женат, у него двое детей и он никуда не ходит, даже на Новогодний вечер. Но чем больше я его узнавала, тем яснее видела одолевающую его грусть и неудовлетворенность жизнью.

Однажды мы допоздна засиделись на работе, и я спросила его, счастлив ли он. Он был до некоторой степени удивлен моим прямым вопросом, но потом пригласил меня в бар после работы, и мы немного поговорили. Поверьте, он не был слишком откровенен в тот вечер. Очень лояльно отозвался о своей жене. Но чем больше он говорил, тем яснее я понимала, что он испытывает глубокую депрессию. Он совсем не любил свою жену. Она нравилась ему, это да. Я думаю, она и сейчас ему нравится. Но не хватало какой-то искры, понимаете, о чем я говорю? Я вообще-то думаю, что он никогда не любил ее, даже когда они решили пожениться.

Некоторое время спустя он начал говорить о Второй мировой войне. Это был его конек. Он серьезно изучал этот раздел истории и рассказывал мне о падении Берлина, о Нюрнбергском процессе, о бункере Гитлера, о том, как погибли Гитлер и Ева Браун. Это было захватывающе. Он как будто сам все это видел. Затем Леонард сказал: «Мне лучше заткнуться. Я надоел тебе». Но я ответила: «Нет, это так захватывающе. Это лучше, чем смотреть про войну по телевизору».

Он не поверил мне. А причина заключалась в том, что его жена никогда не слушала его и не проявляла никакого интереса к его увлечению. Это было хобби. Даже если жена его не разделяла, она, по меньшей мере, обязана была его выслушивать — точно так же, как и он должен был слушать, о чем говорит жена.

В то время я даже не думала о том, чтобы завести с ним роман. Мне казалось, что мы, возможно, станем друзьями в будущем. Иногда он приглашал меня в бар, мы вместе ходили гулять в обеденный перерыв, если погода бывала хорошей. Я чувствовала, что мы начинаем влюбляться друг в друга, но это было так приятно и так естественно. Это было как бы частью нашей дружбы, и когда он предложил мне отправиться вместе с ним в командировку в Албукерке, то я просто сказала «да», хотя и знала, чем это закончится.

Была одна вещь, которую я знала о его жене. Она была очень сильной женщиной с мужским складом ума, очень независимой. С одной стороны, Леонарду нравилась эта ее черта: она могла быть советчицей в его служебных делах, могла заботиться о доме. Но, с другой стороны, именно это ему в ней и не нравилось. Женская самостоятельность сама по себе не сексуальна, если вы понимаете, о чем я говорю. Иногда мужчинам нравятся женщины немного беспомощные, беззащитные, типа Мерилин Монро. Это дает им возможность почувствовать себя более мужественными. Когда мы прилетели в Албукерке, на мне было легкое красное платье, я высоко заколола волосы. Мне казалось, что я выгляжу очень свежо и сексуально. В самолете я сказала Леонарду, что забыла взять с собой белье, и попросила, если у нас будет время, зайти в магазин и купить что-нибудь, а если такой возможности не будет, то я могу обойтись и так. Это было слишком очевидной ложью, но это было совершенно не похоже на то, как могла бы поступить его жена. Я сказала: «Я и сегодня забыла надеть трусики».

Мое признание, конечно же, запустило его «мотор», который не останавливался до самой гостиницы. Как только посыльный покинул наш номер, он обнял меня и поцеловал, а потом ему оставалось только поднять на мне платье, чтобы ощутить мое обнаженное тело. Я также сбрила все волосы с лобка, и у меня был вид девочки-подростка. Он дотронулся рукой до моего бритого лобка и, готова поклясться, закрыв глаза, начал молиться.

Леонард уложил меня на кровать и начал так поспешно снимать с себя одежду, что порвал рукав у рубашки. Он забрался на меня, раздвинул коленями мои ноги, и я увидела багровый член, который он сжимал в кулаке. Он вошел в меня и начал трахать меня как мужчина, который двадцать лет не видел женщины: яро, остервенело, как будто хотел наверстать упущенное время.

Я ни разу не просила его оставить семью, но он сам сказал, что не может без меня. Так он и поступил. Это было его решением, но я не могу сказать, что сопротивлялась. Я старалась проявлять интерес ко всему, чем он занимался: к его хобби, к его причудам, забавным идеям. Согласилась, чтобы он научил меня кататься на лыжах, хотя я терпеть не могу снега, и мне вообще никогда не нравилась сама мысль о прогулке на лыжах. Я всегда старалась понять, чего ему хочется в постели.

Он любил, чтобы я садилась к нему на грудь, повернувшись спиной, и медленно гладила его член, затем приподнималась, и он начинал лизать мое влагалище. Он делал это очень медленно, его язык забирался во все уголки влагалища. Ему даже не надо было дотрагиваться до моего клитора — я была уже более чем готова. Иногда он доводил меня до такого состояния, что я начинала царапаться.

Ему еще нравится, когда я надеваю свитер, длинные шерстяные носки, перчатки, а обнаженной остается только нижняя часть корпуса. Я обнаружила это, когда мы катались на лыжах в Скво Вэлли. Однажды он случайно увидел, как я стою перед зеркалом в одном свитере и длинных шерстяных носках.

Он только выдохнул: «Боже, как ты прекрасна»,— и я поняла, что в нем разгорается пламя желания. Иногда мне кажется, что жены недостаточно внимательно прислушиваются к своим мужьям. Муж говорит: «Мне очень нравится, когда ты носишь эту юбку или платье». А что он слышит в ответ: «Это старье? Не глупи». Тем самым женщина совершает двойную ошибку, ущемляя самолюбие мужа, давая ему понять, что он выглядит глупо со своим мнением, и в то же время упускает из виду, что когда мужчина делает комплимент, он признает: его подруга выглядит в этой вещи сексуально, и его это «заводит».

Я не ощущаю за собой никакой вины в том, что увела Леонарда из семьи. Он оставил жену и детей, потому что был действительно несчастлив, потому что ему нужна была более наполненная сексуальная жизнь. Знаете расхожее выражение: «Моя жена не понимает меня»? Может быть, это клише, но в большинстве случаев, как мне кажется, именно так все и происходит. Жены забывают о том, что надо уметь слушать, иногда немножко флиртовать. Если ты прожила с мужем пятнадцать лет, это вовсе не значит, что тебе уже не нужно строить ему глазки и иногда покачивать бедрами».

продолжение следует...

СЕКСУАЛЬНЫЕ СЕКРЕТЫ ВАШЕЙ СОПЕРНИЦЫ
Грехем Мастертон