Эротические фантазии проявляются в самых разнообразных формах. Среди женщин очень модно жаловаться на отсутствие каких бы то ни было сексуальных фантазий. В соответствии с недавно проведенными опросами, осуществленными известными женскими журналами, от 75 до 86 процентов женщин в различных странах не имеют никаких эротических фантазий. При более пристальном исследовании мы увидим, что ни при одном из этих опросов женщинам не задавался вопрос, что они подразумевают под эротическими фантазиями. Эротические фантазии — это не полнометражная лента производства «Текниколор», заполненная обнаженными телами мужчин, во всех подробностях, в цвете и звуке, фиксирующая все происходящее. Эротическими фантазиями можно назвать даже неосознанные, неясные ощущения, сексуальное возбуждение от какой-либо мысли, звука, прикосновения или ситуации.

Эротическая фантазия может быть настолько тонкой, как желание надеть шелковое белье на обнаженное тело... или полежать в траве под открытым небом и совершить половой акт со своим партнером... или быть увиденной через потайное окно из соседнего дома, когда вы стоите обнаженной перед окном... или чтобы вас поцеловали... или ехать среди ночи на черном «мерседесе» с потрясающим мужчиной, который сделает для вас все, что бы вы ни пожелали, и который заставит вас сделать все для него.

Мужчины, несомненно, испытывают более живые и реальные фантазии. Но как повторяющиеся сны, эти фантазии на удивление постоянны и не меняются с годами.

У некоторых мужчин преобладают фантазии, в которых заключены их потаенные сексуальные потребности. Когда они возбуждены, то их мысли возвращаются к фантазиям, что, как им известно, способствует повышению возбуждения.

В своей книге «Как управлять неуправляемым мужчиной в постели» я писал, что мужчина вполне может достичь эрекции и оргазма без физической стимуляции пениса. Я не говорю, что это просто.

Это требует усиленной концентрации воли и некоторой практики. Да что там — большинство мужчин без особых усилий и при полном отсутствии опыта, начав думать о чем-нибудь сексуальном, могут вызвать у себя эрекцию.

Дело в том, что если вы обнаружите такого рода «зажигательные» фантазии, которые возбуждают вашего партнера, то приобретете огромное влияние на его сексуальную возбудимость. Вы можете усилить его ощущения, разделяя с ним его фантазии, участвуя в них, став частью его мечтаний.

«Моя жена не понимает меня»,— это самое истертое клише в книгах о разрушенных браках. Но в нем есть доля правды. В самом деле, слишком многие женщины не понимают слишком многих мужчин, особенно когда дело касается сексуальных желаний. И так много мужчин не могут объявить об этих желаниях.

Существует немало путей распознавания тех фантазий, которые воспламеняют эротическое воображение вашего мужчины. Но перед тем как приступить к этому, вы обязаны помнить, что это всего лишь фантазии; совсем не обязательно, что он захочет их реализовать — они могут быть просто шокирующими в своей сексуальности.

Если вы определенно решили выяснить, каковы эти фантазии, вы заранее должны настроить себя на то, чтобы принять их без колебаний, какими бы они ни оказались, но если у вас слабые нервы, то вам лучше оставить эту идею.

Предположим, в своих эротических фантазиях ваш партнер занимается любовью с маленькими девочками, однако это не значит, что он неизлечимый извращенец. Если он мечтает о том, чтобы его отхлестали, то это еще не говорит, что он мазохист. Если он мысленно видит себя в женском нижнем белье, то он вовсе не трансвестит.

Это не более чем фантазия. Не надежды, не ожидания, не даже пожелания, а всего лишь провокационные сексуальные ситуации, возникающие в его сознании и усиливающие его сексуальное возбуждение.

Вам также не стоит беспокоиться, потому что эротические фантазии не являются отражением сущности человека.

Тридцатидвухлетняя Оливия, живущая в Кливленде, штат Огайо, недавно вышла замуж за тридцатичетырехлетнего страхового агента Чарли, который оставил ради нее свою жену. Оливия вспоминает: «Однажды вечером мы лежали в кровати и разговаривали о его первой жене, о том, должен ли он к ней вернуться. Чарли сказал, что не хочет возвращаться, но испытывает чувство вины за то, что оставил ее; вообще-то она всегда была доброй и верной женой, хорошо готовила, была хорошим другом. Она не могла иметь детей, но это не играло для Чарли никакой роли. Они даже решили в один прекрасный день усыновить какого-нибудь ребенка.

Проблема появилась лишь тогда, когда однажды вечером, немного выпив, Чарли признался ей в своей самой сокровенной фантазии. Понимаете, он думал, что это возбудит ее так же, как возбуждало и его. Однако из этого ничего не вышло. Наоборот, она была глубоко шокирована.

После этого их сексуальная жизнь сильно переменилась. Она стала холодной и замкнутой. Чарли стал всерьез задумываться, уж не извращенец ли он в самом деле?

Я попросила его рассказать об этих фантазиях, но он наотрез отказался. И только после длительных уговоров решился. Оказывается, ему всегда хотелось надеть женское нижнее белье. Он не был геем,не был трансвеститом, ничего подобного, просто он заводился от одной мысли об этом.

Когда он необдуманна попросил у своей жены разрешение надеть на себя женские чулки и поясок перед тем, как лечь в постель, она просто взбесилась. Ей не дано было понять, что подобные мысли возбуждают его, что это своего рода игра».

А как себя повела Оливия в этой ситуации? Испытала ли она шок?

«Нет, шока я не испытала. Я даже не могу сказать, что была сильно удивлена. Чарли всегда был сильной личностью, но он очень мягкий, понимаете? Очень чувствительный. Я думаю, в нем есть что-то от женщины, как и у многих мужчин, хотя сами они никогда в этом не признаются».

Итак, что же она сделала?

«Я сделала то, что мне подсказывал инстинкт: вызвала его на разговор о фантазиях. Даже рассказала ему о своих, только бы он понял, что женщины тоже могут испытывать подобные чувства. Например, я часто мысленно вижу такую сцену: я стою в очень плотной толпе на улице, и мы смотрим, как проходит парад. И вдруг совершенно незнакомый мужчина встает у меня за спиной, задирает юбку и занимается со мной любовью. Я никак не могу узнать, кто это . Я оглядываюсь на мужчин, стоящих в толпе, но все они на одно лицо, и никто из них не проявляет ко мне особенного внимания, все они только улыбаются мне.

Чарли сказал, что впервые эти эротические фантазии появились у него лет шесть или семь назад, когда он увидел фотографию мужчины в черных чулках. Это был, кажется, «Эсквайр», журнал для гомосексуалистов. Так или иначе, но это запало ему в голову.Когда он испытывал сексуальное возбуждение, его мысли обращались к женским чулкам, трусам и пояскам.

Верхом его воображения была ситуация, когда он будто оказывается в женском обществе и женщины начинают гладить и ласкать его. Я охотно подыгрываю его фантазиям, потому что не видела в этом ничего постыдного. Да и что там могло быть постыдного? Однажды в субботу, когда мы прилегли отдохнуть после обеда, я сказала ему: «Помнишь, ты хотел одеться в женское белье?» «Д-д-а»,— ответил он с некоторой подозрительностью посмотрев на меня. Тогда я предложила: "А почему бы не попробовать? Ты можешь примерить что-нибудь из моего белья".

Поначалу, как мне показалось, Чарли немного нервничал. Он думал, что будет выглядеть глупо передо мной. Мы пошли в спальню, и я открыла перед ним свой гардероб, достала пару чулок и поясок, несколько пар трусиков. Затем Чарли разделся, и я стала помогать ему примерять одежду.

Он стоял перед зеркалом в черных чулках и тонких нелоновых трусиках. Я стала за его спиной, затем просунула руку ему в трусы, достала его член и начала медленно массировать. Я все время говорила ему: "А сейчас, милые дамы, перед вами маленькая соблазнительная мошонка, разделенная надвое трусиками.." Как будто я вела одно из тех женских собраний, на которых он мечтал побывать в своих сексуальных фантазиях.

Затем я переодела его в другие трусики, затем в третьи... в белые французские трусы, в узкие ярко-красные, в бикини. К тому времени его член был настолько напряжен, что с трудом помещался в трусах.Я продолжала гладить его, стоя перед зеркалом, но он вдруг повернулся ко мне и развернул меня так, что я руками уперлась в край постели. Он поднял на мне платье, сдвинул в сторону трусы и без всяких церемоний вошел в меня.

Ощущение мужских ног в нейлоновых чулках было очень странным. Но в этом было нечто возбуждающее, потому что мы занимались чем-то необычным и очень личным. Может быть, вы назовете это аморальным? Но, честное слово, не всегда хочется, чтобы интимные отношения были «дистиллированными», пуританскими. Иногда хочется испытать что-то запретное, «безнравственное».

Я думаю, что моя фантазия (та самая, где в толпе народа со мной занимается любовью незнакомый мужчина) тоже отчасти реализовалась, потому что Чарли любил меня яростно и был совсем не похож на прежнего Чарли. Я ощутила такое возбуждение, что начала бить по покрывалу кулаками и громко кричать. Его член был таким тугим, я его раньше никогда таким не видела. Он так глубоко в меня вонзался, что казалось, может выскочить у меня изо рта.

Мы достигли оргазма одновременно, чего с нами не случалось уже очень давно. Это было так приятно! Я думаю, после этого Чарли почувствовал себя немного пристыженным, потому что лежал на кровати в черных чулках и трусиках. Он начал было их снимать, но я остановила его и попросила пока не снимать белье. Я думаю, что поступила правильно. Я показала ему, что его фантазии меня нисколько не шокируют и ему не нужно испытывать никаких отрицательных эмоций».

Какие выводы сделала Оливия из желания Чарли переодеваться в женское белье?

«Сейчас он очень редко переодевается. Но он знает, если ему вдруг захочется это сделать, то я не буду против, не буду испытывать отвращение к этому и считать его извращением. Страшно подумать, как много супружеских пар живут вместе и не могут высказать друг другу свои наиболее потаенные и важные мысли из-за боязни разрушить семью.Наши интимные отношения складываются прекрасно, да и вообще наши отношения очень крепкие. Я думаю, Чарли знает когда у него появится какая-нибудь фантазия, он может без опасения мне обо всем рассказать, найти у меня поддержку».

А что бы Оливия посоветовала другим женщинам?

«Фантазия остается фантазией. Не надо ее бояться. Узнать потаенные сексуальные мысли своего супруга и обсудить их — значит упрочить вашу семью. Я бы так сказала: лучше пускай ваш мужчина играет в свои фантазии с вами, чем будет искать кого-то для этой цели на стороне».

Желание носить женское нижнее белье не так уж редко встречается, даже если мужчина совершенно нормален в сексуальном плане. С психологической точки зрения оно вполне объяснимо.

Фантазия надеть женское белье — это попытка получить наслаждение от секса с позиции женщины, «побывать в ее шкуре», совместить в одном лице мужские и женские ощущения. Поскольку наивысшим мигом полового акта является слияние мужчины и женщины в одно целое, можно понять подобные фантазии, в которых, как видим, нет ничего странного.

Как бы то ни было, это связано еще и с сексуальными желаниями, которые время от времени испытывают мужчины, заключающимися в том, чтобы женщина доминировала над ними. Даже наиболее мужественные представители сильного пола иногда испытывают желание подчинить свою индивидуальность женщине, почувствовать себя беззащитными, беспомощными в руках непреклонной женщины. Это приводит их в сильное возбуждение.

В Гааге я посетил Монику фон Клиф, известную содержательницу «дома сексуальных коррекций», где применяются такие аксессуары, как надеваемый и закрепляемый на теле искусственный член, где имеются комната пыток, позорный столб и треногая табуретка, на которую заставляют садиться клиента, пока хозяйка салона рассказывает ему поучительные истории. В центре табуретки торчит огромный деревянный фаллос.

Моника фон Клиф не делала секрета из того, почему ее салон пользуется таким успехом. Многие мужчины, занимающие важные общественные и производственные должности, время от времени испытывают желание освободиться от ответственности за людей и выполняемую работу. Им нравится быть наказанными, быть связанными, подчиняться силе. В поисках такого «наказания» они и приходят в ее салон, потому что не могут объяснить свои эротические фантазии женам.

«Их жены просто не смогут их понять. Они ужаснутся, услышав эти откровения. Но если женщины позаботились бы о том, чтобы понять, в чем дело, то нужда в таких салонах, как мой, просто отпала бы».

Джейн, двадцативосьмилетняя сотрудница социальной службы из Сан-Франциско, обнаружила у своего мужа увесистую папку с рисунками. Ее сорокаоднолетний супруг Тэд изобразил на них скованных цепями мужчин и стегающих, мучающих их женщин весьма сурового вида.

Она не смогла скрыть от него свою находку. «Неужели он мечтал о таком же отношении к нему с моей стороны?» - обескураженно спрашивала она.

«Тэд заверил меня, что был совершенно счастлив со мной, что рисование этих эротических сцен былодля него чем-то вроде хобби. Просто они возникали в его голове. Вот и все.

Но эти рисунки не выходили у меня из головы. Один и тот же сюжет повторялся снова и снова. Связанный мужчина и женщина, избивающая или пытающая его. Это было совсем не похоже на Тэда. Он всегда был такой общительный, покладистый и прямодушный.

Однажды вечером, когда мы лежали в постели, я протянула руку и начала трясти его за подбородок. Затем, из любопытства, чтобы увидеть, какой силы боль он способен выдержать, я ущипнула его сосок. Затем я села на живот и так сильно ударила по соскам, что на них выступила кровь.

Он с силой втянул в себя воздух, но не закричал. И тогда я сказала: «Теперь ты беспомощен, ты мой пленник, и я собираюсь тебя наказать».

Я делала с ним все, что хотела. Надо признаться, это подстегнуло меня тоже. Я целовала его, а затем шлепала по губам, била его по шее и покрывала ее щипками. Я царапала его грудь и соски ногтями, все время повторяя: «Ты беззащитен, понимаешь это? Ты вел себя плохо, а теперь должен быть наказан».

Я взяла его член в кулак и с силой сжала Я никогда раньше не отваживалась так делать. Редко решалась даже дотрагиваться до его члена .. Но сейчас я поняла, что ему нравится подчиняться мне, нравится, что я причиняю ему боль. Я запустила ногти в ствол его члена, затем наклонилась, сжала зубами его член, оттягивая кожу до тех пор, пока Тэд не закричал.

В конце я была так же возбуждена, как и он. Но я не позволяла ему контролировать ситуацию. Когда он попытался уложить меня на спину, я закричала на него: «Ты мой пленник, и останешься там, где лежишь, ты закован». И он без звука подчинился мне.

В постели Тэд был всегда таким напористым, что я не могла поверить в то, что занимаюсь любовью с тем же самым человеком. Я села на него, широко раздвинув ноги, сжала его член в своей руке и заставила его просить меня ввести его во влагалище. Я приподнялась, направила его член между половыми губами и сказала: «Проси меня сесть на тебя».

И только после того, как он начал просить и умолять меня сделать это, наобещал мне всякой всячины (убрать квартиру в субботу, заниматься со мной любовью два раза в день в ближайшие три месяца),только после этого я осторожно села на него. Опускаться на этот твердый член было таким удовольствием для меня, что я не в состоянии этого описать. Я опускалась и поднималась на нем так медленно, как мне этого хотелось, а когда почувствовала, что он на грани оргазма, остановилась совсем, дразня его.

Почти что сразу у Тэда наступил умопомрачительный оргазм. Я никогда не слышала, чтобы он так кричал. Но сама я оргазма не испытала, поэтому я села на кровати над его лицом и сказала: «Ну а теперь, узник, ты должен убедиться в том, что удовлетворил и меня».

Он целовал и лизал мою промежность, пока у меня не осталось никаких сил выносить это дальше. Его язык проникал в меня, сперма стекала по лицу.Но в тот момент он был моим рабом, моим узником и должен был делать все, чего бы я ни пожелала. После этого мы не говорили про тот вечер. Мы не часто говорим об этом и сейчас. Нам просто незачем это делать. Но мы стали намного ближе друг другу.

Мы оба почувствовали, что наша семья стала прочней. Для меня огромным шагом вперед стало понимание фантазий Тэда о том, чтобы быть порабощенным, испытать мучения, понимание того, что это всего лишь фантазия. Тэду нравится ощущение того, что он узник, он получает удовольствие от мучений, боли, от того, что его бьют и царапают, это действительно возбуждает его, но у него нет желания испытывать подобное постоянно. Ему не нужны острые ощущения каждый вечер, ни в коем случае. Это просто часть его личности, которая наконец нашла себе выход.

То, что мы стали полностью откровенными друг с другом, наложило на нас обоих определенную ответственность, как мне кажется. Но это придало нам уверенности друг в друге и большую надежность нашим отношениям. Я знаю, что из себя представляет Тэд. Он знает, что из себя представляю я. Между нами нет недоговоренности».

Конечно же, иногда у мужчин появляются фантазии о том, чтобы связать и силой взять свою подругу. Келли, тридцатиоднолетняя работница супермаркета из Индианаполиса, штат Индиана, впервые попробовала «жестокий» секс, когда оказалась в постели с Гордоном, тридцатилетним продавцом компьютеров.

«Он все время был нежным, мягким и обходительным, пока не почувствовал приближение оргазма. Тогда он перевернул меня на живот, а сам оказался сверху Одной рукой он держал меня за шею, а другой обнимал за талию, и входил в меня все сильней и сильней, все крепче сжимая объятия. Я с трудом могла дышать и попыталась убрать его руку с шеи, но мне этого не удалось. Он был слишком силен.

Я была рада, когда все кончилось. У меня было такое чувство, будто он хотел меня изнасиловать».

Как-то Гордон предложил Келли связать ее и силой овладеть ею, что было его огромным желанием и сильно его возбуждало. Он пытался предложить это девушке, с которой он раньше встречался, но она, по его словам, была «цыпленком».

Келли с осторожностью согласилась, но сделала следующие оговорки: Гордон не будет пытаться душить ее, как это произошло во время их первой ночи. Во-вторых, если она попросит развязать ее, то он должен будет тут же сделать это без всяких возражений. И, в-третьих, он никогда не оставит ее одну в беспомощном положении.

Условия, которые поставила Келли, основывались на общих правилах секса с элементами насилия («рабского» секса), о которых я ухе неоднократно упоминал. Мягкий «рабский» секс может быть отличным стимулятором, но только не тогда, когда он заканчивается причинением вреда партнеру или сопровождается ненужным риском.

Келли нравилась такая манера заниматься любовью с Гордоном: «Возможно, вы скажете, что в глубине души у меня есть тяга к мазохизму».

В первый раз он привязал ее за руки и за ноги к кровати при помощи шарфа и начал целовать ее обнаженное тело, когда она не могла препятствовать этому. Затем он с очень маленьким перерывом дважды вступил с ней в половую связь.

«Я никогда ничего подобного раньше не испытывала, я ощущала себя центром его осуществляющихся наяву фантазий» Мне было немного не по себе, но это было замечательно».

Она снова и снова думала об этом, когда вернулась в тот вечер домой. «Я думаю, что больше всего меня возбуждало чувство собственной беспомощности и в то же время я ощущала себя очень желанной. Я думала: «Этот человек связывает меня только потому, что очень хочет меня и боится, чтобы я не ушла».

В следующий раз Гордон на кухне связал Келли совершенно обнаженную и силой овладел ею на кафельном полу. «Мне было холодно и очень неудобно, я была совершенно голой. Он кончил заниматься со мной любовью, а затем встал передо мной на колени и направил свой член мне в рот со словами: «Оближи его, он должен быть чистым». Я никогда раньше ни с чем подобным не сталкивалась. Я не знала, то ли мне наслаждаться, то ли пугаться. Но он был так заботлив и внимателен. Каждый раз после этого он вел меня в ресторан, покупал цветы, и я чувствовала, что делаю для него что-то чрезвычайно приятное. Я делала его мечту реальностью.

Гордон признался, что предлагал заняться суровым сексом своей подруге. В первый раз она ответила резким отказом, а во второй — пригрозила его бросить.

Один раз он вывел меня во двор и привязал к балке. Я так и стояла на заднем дворе совершенно голой. Если бы кто-нибудь зашел за наш дом с обратной стороны, он мог бы меня без труда увидеть.

Гордон овладел мною стоя. Когда он кончил, я сказала, чтобы он отвязал меня, потому что я хотела в туалет. Он ответил: «Ну давай здесь, ты привязана, здесь и писай». Он стоял передо мной, целовал меня и ласкал мою грудь. Я снова сказала ему: «Мне нужно идти». А он настойчиво твердил: «Ты можешь сделать это прямо здесь».

Больше я не могла терпеть и начала писать. Гордон подошел вплотную ко мне и поцеловал меня. Одновременно с этим он держал свой стоящий член между моих ног, прямо в струе вытекавшей из меня свежей мочи, все время массируя его рукой и ополаскивая в моей моче. Когда я закончила, он поцеловал меня, затем еще раз поцеловал и сказал, что я самая фантастичная женщина и он никогда еще не встречал такой. Я помогла ему сделать реальными его самые дикие фантазии.

Думаю, очень многие женщины пугаются сексуальных фантазий мужчин, особенно когда речь идет о «рабском» сексе. Никто из моих подруг не верит мне, когда я говорю, что совершенно не боюсь быть связанной Гордоном. Он ни за что не сделает мне больно, он меня любит. Уже после трех недель нашего знакомства он оставил ради меня свою подругу, с которой жил около шести лет. Суровый секс дал мне возможность почувствовать себя полностью зависимой, совершенно беспомощной, целиком отдаться во власть Гордона, что делало наши интимные отношения просто восхитительными. Я никогда не знала, что он будет делать в следующую минуту, принесет ли мне леденцы, поцелует ли, займется ли со мной любовью. Однажды он привязал меня в ванной и начал мочиться мне на живот и между ног. Мне незачем ему что-либо говорить, я позволяю ему фантазировать, как он того желает. Но такое обращение отвечает и моим сексуальным фантазиям, поэтому мы оба получаем удовлетворение. Если случится, что мне нужно будет сказать «достаточно» или он сделает что-нибудь, что мне не понравится, он без всяких возражений прекратит эти действия».

Помимо удовольствия, которое Келли получала с Гордоном от сурового секса, она соблюдала основные правила, которым я крайне настойчиво советую следовать всем, кто захочет попробовать.

Никогда, ни при каких обстоятельствах не занимайтесь «рабским» сексом с незнакомым или малознакомым мужчиной, которому вы не совсем доверяете. Вы оба должны твердо усвоить основные правила такого секса, что он может и чего не может делать с вами, и всегда руководствуйтесь здравым смыслом.

Интересно, что Келли упомянула о так называемом «мокром» сексе, или половом акте с включением в него мочеиспускания. После того, как я рассказал о «мокром» сексе в книге «Еще раз о том, как свести его с ума», я получил неожиданно огромное количество откликов и вопросов. Количество корреспонденции на эту тему стоит на третьем месте после переписки относительно временной импотенции и трудностей в достижении оргазма.

Очень многие мужчины в своих фантазиях представляют, как их партнерша мочится на них, на их тело и даже лицо. В свою очередь, они отвечают им тем же. Фантазии распространены гораздо больше, чем их реальное претворение. Элли, двадцатишестилетняя учительница из Сакраменто, штат Калифорния, узнала о потаенном стремлении своего мужа Вильяма совершенно случайно.

«Однажды вечером, когда мы занимались любовью, я сидела на Вильяме верхом, он очень глубоко входил в меня, и я испытывала сильные ощущения. Однако на пике оргазма я не смогла удержаться и из меня вылилось немного мочи. Мне было ужасно неловко, но Вильям кончил почти что следом за мной. Я извинилась за то, что случилось, но Вильям сказал, что ощущение жидкости на мошонке привело его в жуткий экстаз. Он сказал, что хотел бы это повторить.

Долгое время мы к этому не возвращались. Может быть, я и сделала бы это, но у меня просто не было желания. Как-то мы отправились за город, чтобы опробовать новую лодку, которую купил Вильям. Была удивительно теплая ночь. Мы лежали на покрывале, смотрели на звезды и попивали вино Затем начали заниматься любовью. Это было романтично, расслабляюще и прекрасно. Я думаю, что выпила слишком много вина, потому что повторилась та же история. На этот раз Вильям сказал «Не останавливайся, продолжай, продолжай». Я и не останавливалась...

После этого случая мы стали заниматься «мокрым» сексом гораздо чаще. Иногда я встаю над ним и одной рукой раскрываю влагалище, а другой массирую его член в то время, как мочусь на его гениталии. Иногда ложусь на спину и раскрываю влагалище, а он мочится туда. Но больше всего мне нравится прижимать его член к соску во время мочеиспускания. Создается впечатление, что из моей груди бьет горячий гейзер.

Как учительница, я думала поначалу, что в «мокром» сексе есть что-то неестественное и извращенное. Но когда я разговаривала на эту тему со своей самой близкой подругой, она сказала, что завидует мне. Ее муж в сексе — это «крахмальный воротничок», и она даже думать не может о том, чтобы предложить ему что-либо подобное, хотя саму идею находит восхитительной. Она рассказала, что когда ее муж улетает по делам в командировки, она любит мастурбировать под душем, и очень часто в это время мочится. Не можем же мы все быть извращенцами!»

продолжение следует...

СЕКСУАЛЬНЫЕ СЕКРЕТЫ ВАШЕЙ СОПЕРНИЦЫ
Грехем Мастертон