Алиса никак не могла дождаться дня свадьбы, вернее ночи. Всякий раз, когда она хотела приласкать Алекса, он говорил ей мягкое, но решительное «нет». Алиса изнемогала. Несколько раз она доставала записную книжку и пыталась выбрать телефон, с обладателем которого смогла бы удовлетворить изнутри взрывающую её чувственность. Но, нет! Светлые глаза Алекса смотрели из глубины её собственной души, и перед этим взглядом она была бессильна.

Однажды она спросила его:

- Послушай, как ты терпишь?!

- Легко, - улыбнулся он.

- Может быть, ты мне изменяешь с кем-нибудь?

Он взял её руку, тихонько поцеловал, заглянул в её негодующие глаза и тихо сказал:

- Я тебе никогда не изменю.

И она поняла, что это правда.

Они проводили вместе всё свободное время. Как ни странно, но, влюбившись, Алиса стала находить его в гораздо большем количестве, чем раньше.

Она пришла к выводу, что её замы и вообще подчинённые и без её постоянного присутствия могут работать ничуть не хуже.

Алиса остановилась и перевела дыхание…

Она сосредоточила своё внимание на будущем муже. Она ещё не была уверена, что хочет провести рядом с ним всю свою жизнь, но с каждым днём всё больше склонялась к этой мысли.

Алису мучил вопрос: создала ли Алекса таким изумительным природа, или его сделала таким любовь к ней…

Любопытство пересилило голос разума, и она спросила его об этом прямо.

Сначала он удивился, а потом долго хохотал.

- Ты и впрямь считаешь меня изумительным?

Она кивнула.

- Может быть, ты полюбила меня хоть немного? – спросил он с надеждой.

Она пожала плечами, не собираясь признаваться ему, что влюблена…

Он кивнул:

- Понятно. Я отвечу на твой вопрос. Я очень люблю тебя, Алиса. А ещё меня хорошо воспитали мои родители. К тому же у меня были хорошие учителя. Они научили меня не только получать знания, но и усваивать уроки жизни. Вот и весь секрет моей изумительности. Ты удовлетворена?

- Морально - да, физически - нет, - ответила она скорбно.

И он, не удержавшись, снова рассмеялся.

- Уже скоро, дорогая, потерпи.

Он долго и сладко целовал её в губы.

- Садист! – сказала она, задохнувшись.

- Хорошо, я больше не буду…

Но она не дала ему договорить и сама с жадностью впилась в его губы.

- Алекс!

- Нет, дорогая, нет. У нас билеты в театр.

- Когда?

- Сейчас.

Алиса обожала театр, но бывать в нём часто ей мешала её занятость. И вот теперь они бывали с Алексом в театрах через день, а порой и чаще.

Только Алиса больше смотрела не на сцену, а на профиль Алекса.

Он чувствовал её взгляд, поворачивался, смотрел в её поблёскивающие в темноте глаза, брал её руку в свою и долго и нежно перебирал Алисины пальцы.

Ей казалось, что она тает…

- Малиновый, персиковый, абрикосовый…

Выбирая лунные ночи, он катал её по Волге на своей яхте.

Алиса смотрела на проплывающие мимо скалистые берега, на мигающие огни города.

Она не знала, шумит ли волна о борт или кровь стучит в её висках.

- Я выброшу тебя за борт! – шептала она угрожающе.

- Как Степан Разин княжну, чтобы не доставался никому?

- Ну…

- Алиса я скоро буду твоим. Только твоим, - добавлял он, сжимая её руку. - Потерпи. И потом я плаваю, как дельфин – меня не так-то легко утопить…

- Хорошо, топить не буду.

- Спасибо, Алиса, - сказал он серьёзно. - Ты очень добрая женщина.

- Смеёшься?!

- Ну, что ты!

- Алиса! А что бы ты хотела получить в виде свадебного подарка?

- Тебя! – ответила она, не задумываясь, и спустя секунду добавила, - голого! Чтоб ни единой нитки!

- Хорошо, любимая, а что еще?

- Всё остальное я могу купить сама, - вздохнула она.

- А почему ты вздыхаешь?

- Не знаю, Алекс. Может быть, меня растрогала луна…

- Может быть, - осторожно согласился он и прижал её голову к своему плечу.

Он решил пока ничего не говорить ей о своей вилле на берегу океана. Виллу он подарит ей позже, когда у них родится первенец. Алекс очень надеялся, что это будет девочка. А пока он позвонил своему доверенному лицу в Швейцарию и попросил приготовить к их приезду домик в горах.

Именно там он решил провести медовый месяц с Алисой, тем более что на его вопрос – куда бы ей хотелось поехать, она ответила:

- На твоё усмотрение, Алекс…

…Алиса никогда в своей жизни так не волновалась, как в день своей свадьбы.

Сначала приготовление, потом регистрация, прогулка по городу и, наконец, ресторан, заполненный толпой приглашённых.

Сыграть свадьбу по-тихому не получилось…

Во всём виноваты деньги, партнёры, связи.

Алиса нахмурила брови и выпила бокал шампанского.

- Любимая, пей меньше, - прошептал муж, поглаживая её локоть.

- Я и так, - вздохнула она.

- Потерпи, свадьба бывает раз в жизни, - ободрил он.

- У кого как, - сорвалась у неё.

- Алиса! – он тихонько тряхнул её, - у нас с тобой только одна свадьба на всю жизнь. Эта. Поняла?!

Она покорно кивнула.

- Ну, вот и договорились, - он поправил прядь волос, выбившихся из её причёски.

- Горько! – заорали гости, - горько!

- И почему на свадьбе только целуются? – невинно поинтересовалась Алиса.

- И тебе не стыдно? – спросил он тихо, целуя её в губы.

- Нет, - прошептала она, - я так хочу тебя, что готова…

- Не надо, я знаю, на что ты готова, - он зажал ей рот новым поцелуем.

Они присели за стол. Алиса потянулась за шампанским. Он нежно перехватил её руку.

- Дорогая…

Алиса вздохнула.

- Алекс! Давай убежим отсюда! – сказала она, бросая сердитые взгляды на веселившихся гостей.

- Ты думаешь? – спросил он, беря в руку её палец и облизывая его.

- Уверена!

- Ну, если ты настаиваешь…

- Алекс!

- Хорошо, хорошо. Давай сделаем вид, что мы танцуем, а потом потихоньку выскользнем.

Она кивнула.

Несколько минут они кружились по залу, а потом, как дети, взявшись за руки, выбежали из ресторана и помчались к автомобилю.

Автомобиль у Алекса всё-таки был – мощный внедорожник.

Забравшись в машину, они потянулись друг к другу, губы их слились в долгом поцелуе.

Задыхавшийся Алекс с трудом освободился от объятий Алисы.

- Любимая, если ты не прекратишь меня тискать и заглатывать, я ослабею, и мы врежемся в первый попавшийся столб.

- Хорошо, я потерплю. Но учти, недолго.

Он кивнул и тронул машину с места.

Они ехали знакомой дорогой в его загородный дом, который он так любил называть дачей.

Алиса старалась сдержать слово и сидела смирно, хотя ей безумно хотелось опрокинуть его прямо в машине. Как же она хотела его! Стеклянная пробка воздержания готова была вылететь в любую минуту и выпустить на свободу джина страсти. Нарастающий вихрь желания распирал её изнутри.

Она закусила губы и тихо застонала.

Алекс бросил на неё мгновенный взгляд.

- Уже скоро, любимая, - обронил он.

Распахнулись ворота, внедорожник ворвался внутрь. Алиса вылетела из автомобиля и обвила шею мужа.

- Какая ты! – выдохнул он.

- Какая?!

- Нетерпеливая! Страстная!

- Это плохо?!

- Нет, ну, что ты! Это превосходно! – он подхватил её на руки и понёс в дом.

Алиса смотрела широко раскрытыми глазами на огромное количество цветов.

- А мы не задохнёмся? – тихо спросила она.

Он засмеялся и покачал головой.

- Нет, не беспокойся, мы раскроем настежь все окна и двери.

Лестница, коридор и спальня были усыпаны лепестками роз и жасмина.

- Ты романтик, - вырвалось у неё.

- Это плохо?

Она хотела сказать: мне всё равно, но, увидев глаза Алекса, прошептала:

- Ну, в меру романтика не так уж и плоха…

- Ты находишь?

Он опустил её на пол возле кровати.

Алиса потянулась к нему всем телом, тихо постанывая, желанная, близкая, родная.

Алексу казалось, он сойдёт с ума от невероятной нежности, поселившейся в его сердце…

Он протянул к ней руки, и её платье упало розовой волной к ногам и осталось лежать на полу неподвижно, точно это было и не платье Алисы, а сложившая до утра свои крылья заря…

- Алиса!

- Алекс…

Она нежно погладила пальцами его плечо, скользнула по его губам.

Руки Алекса оказались на её груди, и он почувствовал, как неожиданно у него перехватило дыхание. Он ощущал всем телом, как безумно она хочет его. Издав низкий рокочущий стон, он стал жадно, ненасытно целовать её всё горячее и горячее.

Она прильнула к нему всем телом, отвечая не менее страстно на его ласки.

- Я сейчас упаду!

- Упадём вместе! – её потемневшие глаза казались огромными.

Она уткнулась ему в шею и почувствовала, как сумасшедшее бьётся его пульс.

Неизвестно, кто из них первый покачнулся, но они рухнули на постель и тотчас сплелись.

Подушка упала на пол. Ветер, случайно влетевший в окно, замер на подоконнике и прикрыл вспыхнувший лик крылом.

Буря чувств, разыгравшаяся в спальне мгновенье спустя, выбросила ветер за окно.

- Алиса, Алиса, - шептал Алекс, не переставая целовать любимую жену.

«Какое счастье, - думал он, - слышать её стоны, видеть её лицо, неземное и прекрасное от страсти. И ласкать её влажное горячее тело, пахнущее зноем неведомых миру цветов».

- Алиса! Моя Алиса!

Он целовал её обнажённую грудь, сдавливал губами затвердевшие соски и чувствовал, как в паху у него разгорается пламя.

Её нежные пальцы бродили в его волосах, щекотали спину, соскальзывали с плеч.

Он почувствовал, что всё тело её напряглось в горячем предвкушении соития. Она обхватила его бёдра ногами, издала слабый стон и, прижавшись ненасытным ртом к его губам, стала нетерпеливо рваться внутрь. Алекс приоткрыл губы и, встретив её язык, больше не смог сдерживать обуревавшего его желания.

Он вошёл в неё, и бёдра Алисы сразу же устремились ему навстречу.

Влажное лоно так сильно сжало его плоть, что он невольно вскрикнул.

- Извини, - она обняла его, поглаживая и царапая, - у меня никогда не было такого восхитительного мужчины как ты.

- А такой женщины, как ты, вообще не существует на свете. Ты единственная!

Она закрыла глаза и застонала.

Он двигался в ней сначала медленно, неторопливо, наблюдая, как её лицо заливается волной наслаждения, как она погружается во что-то незримое и беспредельное. Его дыхание сливалось с её дыханьем.

Её тело казалось ему раскрывшейся раковиной, а стоны и вскрики отзвуком волн. Он сам не заметил, как участился ритм его движений и только почувствовал, что её пальцы сильнее впились в его спину. Алиса заметалась, выгнулась, закричала. Он почувствовал, как её зубы на мгновенье сжались на его плече. Молния сверкнула у него перед глазами. Её пульсация и ниспадающие стоны совпали со сладкими толчками, которые сотрясли его тело.

- Алиса! Это невозможно! – проговорил он минут пять спустя.

- Разве? – улыбнулась она.

Он кивнул и положил голову ей на грудь.

- Я даже не мог представить, что в моей жизни случится такое чудо.

- Чудо - это я?

- Ты, любимая.

- А чудо вознаграждается?

Он кивнул.

- Тогда повторите, пожалуйста, ещё раз на бис!

Он засмеялся и потянулся к её губам.

Она погладила его по щеке.

- Я схожу с ума от страсти!

- А я от любви…

- Ну и от неё тоже, - её улыбка стала шире, а дыхание чаще, и она потянула его на себя.

Алекс ощутил, как желание снова властно охватывает его. Крохотные искры жгли и покалывали всё тело. А чувство нежности едва умещалось в груди.

Она вся тянулась ему навстречу, упоительно трогая его руками и губами.

Он поцеловал её в грудь.

- Алиса!

- Хочу! – отозвалась она.

Его рука опустилась вниз, замерла на животе Алисы, погладила его, провела по линии бёдер, вернулась и осторожно коснулась тёплых влажных складочек.

- Ох, - произнесла она и закусила губу. Уткнулась ему в плечо и застонала слаще и протяжней.

Что-то неведомое пробуждалось в глубинах его души, когда её нежное местечко увлажнялось под ласковыми прикосновениями его чувственных пальцев.

- Я люблю тебя! – выдохнула она.

Алекс приник в её губам, а когда её ноги распахнулись ему навстречу, он накрыл собой извивающееся тело.

Из груди Алисы вырвался вздох облегчения, и она задвигалась в одном ритме с ним.

Предметы, окружавшие их, растаяли…

Кровать стала невидимой. Алексу казалось, что они парили вне времени и пространства. И только когда неимоверно горячий поцелуй Алисы опалил его губы, когда она содрогнулась, глухо вскрикнула и ослабла под ним, он почувствовал освобождение. Что-то текло мучительно долго и мучительно сладко. Он физически ощущал, как какая-то часть него осталась в Алисе.

- Малиновый, грушевый, абрикосовый, - пробормотал он в сладком беспамятстве.

- Апельсиновый, мандариновый, сливовый, - тихо отозвалась она.

- О, небо! Неужели так бывает хорошо?!

- Не знаю, что и ответить.

- Не отвечай ничего…

- Алиса! Хочешь, я буду помогать тебе в бизнесе или возобновлю свой?

- Не надо, - прошептала она.

- Почему?

- Я полюбила тебя свободным художником. Им и оставайся.

- Слава Богу, Алиса!

- Абрикосовый, банановый, грушёвый…

- Да, Алиса, да, - он прижался к её губам, и она закрыла глаза, погружаясь в его безграничную нежность…

Единственную нежность на всю оставшуюся жизнь.

Наталия АНТОНОВА