Вот уже который год подряд приходится терпеть наезды на эталон мужской мечты – пресловутые 90-60-90. Наезд на многолетнее предпочтение и джентльменов, и мужчин попроще идёт с телеэкранов, газет и интернет-сайтов. Недели не проходит, чтобы в очередном ток-шоу какая-нибудь тётя с габаритами Крачковской (а то и сама экс-Грицацуева) не поиздевалась бы над несчастными «модельками», «макаронинами», «вешалками» и т.п.

Сидящие в студийном зале тётеньки в вязаных кофтах при этом согласно кивают головами, а я начинаю закипать и переключаю канал. Теперь вот закипеть пришлось ещё и от Интернета, что случается со мной крайне редко. Потому что ничто так не возмущает меня, как подмена понятий, которая при этом происходит.

Вот уже и банеры на самых разнообразных сайтах зазывают меня узнать, почему владелицы магических параметров на самом деле уродки, нездоровые люди. Да и вообще, несуществующие формы жизни, ибо жить с такими параметрами невозможно! Масла в огонь массированной атаки на красоту подлили факты нескольких смертей девушек-моделей, и массовый психоз среди части молодёжи, вылившийся в эпидемию анорексии (катастрофического похудания вследствие диет, отказа от еды и всяческой химиотерапии).

«Вот видите, до чего ведут эти 90-60-90!» - кликушествуют мадамы грицацуевы самого разного возраста и происхождения. «Мир меняет своё отношение к красоте! В моду навсегда входят полные женщины!» - продолжают они. Но всё дело в том, что это враки. Просто в массовом сознании, то ли случайно, то ли по чьему-то злому умыслу смешался мир моды, музыкального бизнеса и кино.

Но ведь это не одно и тоже. Начнём с того, что никто никогда нигде не говорил, что женщина обязана иметь пресловутые 90-60-90. Это всего лишь ориентир, к которому она должна стремиться, а небольшие отклонения от «эталона» нормальны. Но самое главное – женщины, которые вписываются в такие параметры, совершенно не худые!

Знают ли критики «золотого женского стандарта», что женщина ростом от 160 до 175 см при наличии «верхних» 90 будет иметь третий размер груди? Это что, дистрофик или «доска – два соска»? А попа обхватом 90 см – это совсем не плоская задница. Ну, а исходя из соотношения «объем талии = примерно 2/3 объемов груди и бедер» - как раз и получаются те самые 60 сантиметров талии. Арифметика проста.

Задавшись вопросом «а почему собственно 90-60-90?», я полез в Интернет и почти ничего там не нашёл. Решил думать сам. Аргументы типа «шить на худых гораздо легче» откидываем. Ибо хорошо шить одинаково тяжело как на худых, так и на толстых. Неспроста ведь детская одежда стоит как взрослая…

Гомосексуальная эстетика? – бред. Ну, какому «голубому» понравится женщина с третьим размером бюста и круглой попой? Их идеал – это 80-50-80 или что-то вроде этого. Именно таких девушек мы и видим на подиумах, выходящих под ручку с крашенными лагерфельдами. Но мы не видим их ни в кино, ни в клипах MTV – их там нет!

Там в фаворе дамы типа Бейонсе или Кэтрин Зэта Джонс, и кто скажет, что они худы и уродливы, в того я сам готов бросить камень. А их параметры как раз и близки к тем самым 90-60-90. Да что говорить, если под это «золотое сечение» попадали такие дамы, как Мэрилин Монро (при росте в 166 см), Джина Лоллобриджида (165 см) и Бриджит Бордо (168 см). Ну что, съели, мадамы грицацуевы?

Наконец, я нашёл в необъятной сети один аргумент из сферы науки. Вот что утверждают специалисты кафедры эволюционной психологии Мичиганского университета касаемо того, откуда же взялись ныне так гонимые пропорции: «Представления мужчины о выборе супруги практически не изменились со времен пещерного человека.

Вы думаете, откуда взялись эти пресловутые 90-60-90? Да ни откуда не взялись! Они существовали всегда, со времен Адама и Евы. Оказывается, мужчина при выборе своей половинки подсознательно руководствуется единственно важным условием: способностью красавицы к продолжению рода.

Медики свидетельствуют: формула 90-60-90 отражает наиболее оптимальное, с точки зрения успешного вынашивания и рождения потомства, соотношение между объёмом талии и объёмом бёдер. А посему, сколько бы мужчины не восхищались плоскозадыми фотомоделями а-ля Кейт Мосс, в жены они, наверняка, возьмут не худосочную бледнолицую мадмуазель, а сексапилку с осиной талией и пышными бёдрами». Заметьте – учёные находят подвергнутые критике формы ПЫШНЫМИ!

Так за что же такие наезды на стремление к красивой, и главное – естественной фигуре? Да всё просто. Легче назвать красивое уродливым, нежели прилагать усилия и стремиться к красоте. Легче лопать макароны и пельмени под аккомпанемент любимого сериала «Не родись красивой!», чем перебирать ногами на беговой дорожке, качать пресс и крутить обруч.

А тут ещё так вовремя политкорректность навалилась. На её родине, в США, отношение к толстякам менялось сообразно тому, как их количество в обществе возрастало. Теперь, когда полных людей в США уже критическая масса (во всех смыслах слова), попробуй-ка не уважь мадам с габаритами молодого бегемота.

Вот что об этом пишет моя любимая писательница Татьяна Толстая (а о любви – чуть попозже), долго жившая в США. Классифицируя запрещённые виды проявления нелюбви к ближнему своему (расизм тут давно уже запрещён, и горе белому человеку, что он вообще на свет появился – он в вечном долгу перед обиженным афроамериканцем. Горе мужчине, с вожделением глядящему на женщину – он есть MSP, то есть «мужская шовинистическая свинья»; и т.д.), она останавливается и на страшном грехе «размеризме».

«Sizeism ("размеризм", что ли?) - предпочтение хорошей фигуры плохой, или, проще, худых толстым. Он же fatism ("жиризм"), weightism ("весизм"). Страшный грех. Попробуйте не взять человека на работу за то, что он толстый - засудят. Есть комитеты, борющиеся за права толстяков. Если раньше толстяк назывался в лучшем случае oversized person, то есть предполагалось, что есть размер (size) нормальный, а есть и другие, сверх нормы, то теперь надо говорить full-figured, что есть маленькая сладостная месть худым: у жиртреста, получается, фигура полноценная, а у доходяги - нет. Недотягивает. Худые пока не протестовали» (Т. Толстая. Двое: разное).

Если в обществе неуклонно растёт процент «полнофигурных», то рано или поздно они ополчатся на по-настоящему фигуристых. Объявят их уродливыми, неполноценными и вообще потребуют запретить появляться в таком неподобающем виде. Так в известной сказке стройную Дюймовочку осмеивали жирные гусеницы. Мы ещё не догнали США, но на их путь уже встали. В обществе, где еда – вечный культ, а спорт – блажь, задача «Догнать и перегнать Америку» по количеству габаритных телес вполне осуществима. Идеологическая подготовка уже идёт – см. выше.

Ну, и о любви. Когда говорят, что все женщины красивы – я заявляю: это ложь! Разные бывают, ой разные. Иное дело, могут ли все быть любимыми. Могут – и примеров из жизни несть числа. Если кроме параметров, или же вместо них есть за что любить - за ум, за талант, за душу. Вряд ли кто-то из нормальных мужчин откажется жениться на девушке только потому, что она не вписалась в «90-60-90». Это идеал. Горизонт, к которому стоит стремиться, даже если не достигнешь никогда. «Движение – это жизнь!» - хорошее кредо, поверьте. Куда лучшее, чем «Пока толстый сохнет, худой сдохнет».

Олег СУПРУНЕНКО