С Катей я познакомился при необычных обстоятельствах. Был в гостях у соседа и тут у него в квартире зазвонил телефон. «Это Вову, барышня его. Вот задолбала…»,- процедил сосед сквозь зубы. Вовой звали его младшего брата, которого не было дома. Телефон не умолкал, и я решил снять трубку и разыграть «Вовину барышню».

- Алло, это Вова, - я начал игру, которой было суждено продлиться несколько месяцев.

- Да ладно! Тоже мне Вова… Его нет? А это кто? - На другом конце провода послышались нотки заинтересованности.

- А это его сосед, и у вас очень приятный голосок, - я лениво пошел в наступление, не особо рассчитывая на успех, а так, по привычке…

- Правда? У вас тоже… Давайте вы мне перезвоните через часок? Телефон – 295…

Я повесил трубку и ошалело посмотрел на соседа:

- Вова с ней давно встречается?

Оказалось, полгода. «Зацепил» он ее по телефону, который она прислала на передачу «М1». Сосед и фотку показал: девчонка красивая, ноги, что говорится, «от ушей», грудь… Ну, короче, ничего девчонка.

- Да, красавец, взял и по телефону у Вовчика барышню отбил! - Сосед смотрел на меня чуть ли не с восхищением. Я самодовольно ухмылялся…

Мы начали перезваниваться с Катей. В первый же вечер нашего телефонного романа новая знакомая поведала мне, что Вова, ее парень, ее уже «достал», что он урод, маленький для нее… и прочая. В общем, прямым текстом дала понять, что место рядом с нею вакантно. Говорила в основном она, а я слушал, слушал… Про ее учебу в университете культуры, про папу - гаишника и маму - бизнесвумен.

Я поужинал, прижимая трубку плечом к уху, залез в ванную и выкупался, а она все рассказывала, рассказывала… изливала душу. Около 12 ночи трубка начала противно пикать – разрядилась. Очень хотелось спать, и я намекнул Кате, что завтра тяжелый день, вставать рано. Мы договорились созвониться на следующий день и распрощались.

Звонок разбудил меня в 7.30 утра. Катя предложила встретиться. Я обалдел от такого напора, но, естественно, согласился. Вечером полюбовался на себя в зеркало и остался очень доволен.

Мужчины зачастую приписывают себе качества, которыми мать-природа и не думала их наделять. Вот у меня, к примеру, вполне заурядный голос, я же был уверен, что он какой-то бархатно - обволакивающий. Иначе с чего бы вдруг девчонке, которая меня в глаза не видела, на следующий же день после телефонного знакомства назначать свидание? Ответ очевиден – это мой голос ее очаровал и обворожил!

Вечером встретились в кафе на Печерске. Говорили, в общем, ни о чем. Через полчаса Катя предложила зайти к ней. «Мама та-а-кой тортик прислала, ты такую вкуснятину не пробовал!». Я уже знал, что Катя родом из далекого Ровно, а в Киеве учится и снимает квартиру. Ровно - не Прага, и что за тортик мама прислала, я догадался сразу. Так оно и оказалось. Я такой уже пробовал…

Под утро Катя засобиралась в университет, а я застегивал рубашку и смотрел в зеркало – ну да, такие глаза кому угодно голову вскружат! А иначе с чего бы этой девчонке 90-60-90 при первой же встрече тянуть меня в постель? Глаза мои ее очаровали!

Днем созвонились. У Кати была явная тяга к телефонным беседам. Разговаривали так, будто знали друг друга лет 5, не меньше.

«Вскружил голову девчонке, - я улыбался самому себе и подмигивал своему отражению в витринах магазинов - Ну я мачо, сердцеед, блин…».

Потом мы решили начать встречаться. Были цветы, признания в любви и бесконечные телефонные разговоры.

Месяца через два я начал замечать, что моя любимая в моменты общения с мамой по телефону (по три часа общались) иногда вдруг называла ее мужским именем. Еще одной странностью Кати было то, что в ванную она тоже без телефона не шла.

Клеймя себя последними словами, однажды я решил подслушать, о чем же она разговаривает… О, ужас! Катя жаловалась кому-то таинственному и незнакомому на …меня. Говорила, что жизнь у нее серая и скучная, нигде она, бедолага, не бывает (через день меня по клубам таскает!), и вообще, готова встретиться с тем, кого она (я чуть в обморок не упал) игриво называла «пупсиком»! Я почувствовал противный холодок на спине и вспомнил Вову. Точнее, ее жалобы на него…

Я не устраивал сцен, не бил посуду и не задавал вопросов. Я начал понимать… Теперь мне просто позарез нужно было поговорить с Катиными подругами.

Катя, как я уже говорил, жила одна, но время от времени к ней заходили сокурсницы. В основном по делу. Конспект переписать или дискету распечатать. Мы перекидывались обычно парой фраз, но теперь мне нужен был длинный разговор тет-а-тет…

Девушки! Никто так не выдаст всю информацию о вас, как ваши подруги! И чем ближе подруга, тем эксклюзивнее, а главное – интереснее! информация.

Под благовидным предлогом я вызвался проводить одну из девчонок «до метро». Мы ходили по улицам часа четыре. Сидели в пиццерии. Я, утирая холодный пот со лба, слушал «досье» на Катю. Любовников у нее, как оказалось, пол-Киева, а в родном Ровно – чуть ли не все мужское население города.

Я вспоминал все случаи, когда Кате срочно нужно было «в поликлинику на целый день», когда у нее «болела голова», и она «ложилась спать», предупредив меня, что телефон отключает, попросив «сегодня не приезжать». Вспомнил все дни, когда в квартиру «с ревизией должна явиться хозяйка», и любимая просила меня прогуляться часиков несколько, чтобы противная хозяйка «маме в Ровно не настучала». Вспомнил Катины поездки домой… Да много чего вспомнил.

Катя была «телефонной маньячкой». Она знакомилась таким образом с мужчинами и под любым предлогом заводила «телефонный роман». Потом звала в гости или ехала сама.

... Мужчины часто видят в себе какую-то исключительность, на самом деле являясь «одним из…». Я шел по улице под дождем и ловил взгляды прохожих. Мне казалось, люди сдерживают улыбки, глядя на меня. Раньше я всегда любовался собой, модным да красивым, в витринах магазинов. Теперь боялся смотреть на свое отражение. Я очень опасался увидеть там не свои «очаровательные» глаза, стройные ноги и широкие плечи, а отвислые ослиные уши и ветвистые оленьи рога…

Анатолий ШАРИЙ