Телефон для меня, как икона...В. Высоцкий    С тех пор как в моей жизни появился Игорь, я превратилась в рабу телефона. Словно наркоман, подсела на его звук, тонкое дребезжание смс, томительное ожидание звонка, которое начиналось всегда одной глупой фразой: «Привет, Пупсик!». Тогда она совсем не казалась мне глупой, напротив, была полна смысла, нежности и надежды на то, что сегодня я его увижу. Но виделись мы редко. Игорь был женат. У него было двое детей. И хотя с женой, по его словам, у него давно не ладилось, они не спали вместе и были безнадежно далеки, встречались мы часто только в начале нашего знакомства... Когда еще ничего не было известно, и каждый из нас сгорал в огне нетерпения до новой встречи.

А потом как-то все устроилось и вошло в привычную колею. Редкие встречи на моей территории, цветы, иногда бутылочка хорошего вина, ужин, прекрасный секс и ровно в десять он уходил, на прощание нежно обнимая меня, шепча на ушко свою коронную фразу: «Пупсик, я не знаю, как доживу без тебя до следующей пятницы». Дверь за ним закрывалась, а я долго еще перебирала в памяти нежные моменты свидания, и была рада тому, что имею.

В конце концов, некоторые женщины и не мечтают о таком. Игорь - красивый мужчина, многого достиг в жизни, умен и весел. И воплощает в себе светлые женские мечты об удачном сочетании нежности и мужской силы, доброты и целеустремленности. С ним так легко и радостно, не стыдно показаться на глаза своим знакомым, с ним можно посоветоваться как с другом и не бояться попросить о помощи. Он - свет в окошке. Он - моё всё - солнце, луч света в темном царстве, огонек в конце тоннеля!

Но весь ужас в том, что он светит только по пятницам. А в другие дни недели его свет горит в другом окне и дарит он тепло своей семье. Я, в общем-то, на большее не претендую. Я все понимаю. И он это знает и ценит мою самоотверженность. Но мне от этого не легче. Потому что когда его нет, я превращаюсь в некое подобие зомби, который запрограммирован на цикл неизменного и ограниченного общения, которое происходит трафаретно предсказуемо. Я словно марионетка, приклеенная невидимыми канатами к своему мобильному телефону, с которым не расстаюсь ни на минуту, таская с собой в ванную, туалет, на лестничную площадку, когда выношу мусор, в магазин, на работу.

Когда телефон долго молчит, я вхожу в некий неконтролируемый транс, который поглощает все мое внимание, эмоции, реакции... Я ни о чем не могу думать, ничего не способна делать, я не существую автономно, а только в сцепке и в полной зависимости от того, вспомнит он обо мне или нет, позвонит или не позвонит. Это жуткое состояние. Самое интересное, что я прекрасно понимаю бессмысленность подобного поведения и последствия своих волнений. Но ничего не могу с этим поделать.

Мы как-то с самого начала ушли от этой темы. Я знала, что он женат, он этого не скрывал, но всегда подчеркивал, что находится в напряженных отношениях с женой, что спит с ней в разных комнатах и давно не общается ни на какие темы, кроме семейных и бытовых.

Сначала я боялась оттолкнуть его, потерять. Потом он сам заговорил, что нам пора как-то оформить наши отношения. Но нужно дождаться, пока дочка пойдет в садик. Потом мы ждали, когда она пойдет в школу, когда ее закончит сын. Потом заболела жена, и он вынужден был ей помогать, потом...

Причины накатывались, как снежный ком, и было безнадежно больно понимать, что они веские, что я не могу и не смею предъявить ему какие-то претензии, упрекнуть, поторопить. Хотя у меня тоже были свои причины, почему мне нужна была семья. Но разве могла я набраться смелости и сказать ему об этом! Это было смерти подобно, это было равносильно тому, что Игоря больше не станет в моей жизни. Допустить мысль о подобной развязке нашего романа я не могла. Вот и жила от встречи к встрече, от звонка к звонку, незаметно разменивая третий, а потом и четвертый десяток...

Я все ждала, когда же, наконец, что-то решится в моей жизни, и я обрету, наконец, некую стабильность и статус. Но главное даже не это. Я обрету, наконец, его, целиком. И не только по пятницам, а каждый день, утром и вечером, из года в год. Я буду соучаствовать, сопереживать, сотрудничать, любить его не на расстоянии, не в коротких текстах смс-ок, не в телефонных звонках, а безраздельно, стабильно и спокойно. Не боясь, что он меня бросит, уйдет к жене. К слову сказать, через какое-то время мы с ним тоже перестали общаться на другие темы, кроме «бытовых», а так как быта совместного практически не наблюдалось, то ограничивались несколькими ничего незначащими фразами: «Как дела?», «Да ничего, все то же. А у тебя?» «И у меня все то же...».

Нет, я не собственница. Я знаю, что он меня любит, знаю и то, что он нужен своей семье. И ничего не могу изменить. Но как же это мучительно - делить его с кем бы то ни было!

Был момент, когда я пыталась покончить с этой ситуацией и поставила ему ультиматум. Или я, или семья. Три месяца мы не виделись. Я пыталась вычеркнуть его из своего сердца, познакомиться с другим мужчиной. Не могу пожаловаться, что у меня не было вариантов. Только все, кто встречался на моем пути, были какие-то тусклые, глупые, ненастоящие, ни в какое сравнение с Игорем не шли. В нем заключался мой мир, моя любовь, тоска и боль, и величайшее счастье. Когда мы увиделись снова, я не выдержала и бросилась ему на шею. И все закрутилось вновь... Была страстная жадная любовь, полный улет в иные миры, радость, счастье. И его прощание: «Не звони, жена проверяет мои звонки. Она наблюдается у психиатра. Я не хочу ее беспокоить. Но я умру без тебя. И позвоню тебе завтра сам, как только проснусь».

Он сказал это, и я поняла, что мы никогда не будем вместе, потому что у него вечно будет кто-то болеть, найдутся какие-то препятствия, причины и оправдания. Я впервые подумала о нем плохо. Мне тоже в последнее время нужен был врач. Бессонница, постоянное состояние взвинченности, страха, неуверенности в себе, неудовлетворенности жизнью сделали меня полной развалиной, раздраженной и злой, с какими-то навязчивыми идеями, дрожанием конечностей и болями в области сердца.

В добровольном телефонном рабстве прошли лучшие годы моей жизни. Мне уже тридцать пять. Я хочу иметь детей, семью, я хочу любить мужчину, который не станет делить меня со своей больной женой и подрастающими детьми. Который будет любить меня по-настоящему.

В один прекрасный момент я вдруг поняла, что прожила жизнь в погоне за миражами. И проиграла эту схватку. Что, если я сегодня, прямо сейчас, не подпишу пакт о безоговорочной капитуляции! Пройдет совсем немного времени, и мне больше нечего будет предложить тому же Игорю, кроме своей собачьей преданности и дрожащей от страха любви.

И я стерла его телефонный номер из памяти своего телефона. Стерла навсегда, хотя знала его наизусть и могла, проснувшись ночью, произнести его как «Отче наш». Я стерла его из памяти вместе с его «коронными фразочками» и больными родственниками, его красивой внешностью и блестящей карьерой.

Я отказалась от всего этого сознательно и бесповоротно, потому что ждать у моря погоды больше не хотела и не могла. Потому что поняла: у меня одна жизнь и один шанс найти свое счастье. И тратить ее на сомнительные замки будущего, которые могут оказаться миражами в пустыне надежд, нельзя. Я стряхнула с себя остатки воспоминаний о прекрасных моментах, проведенным вместе с Игорем, и, смирившись с безнадежной прелестью собственной свободы, отправилась на поиски своей судьбы.

Говорят, что Бог дает нам одиночество для того, чтобы мы познали самих себя. Ибо только познав себя, мы способны найти того, кто нам действительно нужен в этой жизни.

Ирина ВЛАСЕНКО

Читайте также:
РАБА ТЕЛЕФОНА
ВРАТЬ ПО ТЕЛЕФОНУ БУДЕТ СЛОЖНЕЕ...
МОБИЛЬНЫЕ ТЕЛЕФОНЫ НЕ ДАЮТ ПОКОЯ МЕДИКАМ
РОСКОШНЫЙ АКСЕССУАР ДЛЯ СОВРЕМЕННОЙ ДЕВУШКИ
ИНСТРУКЦИЯ ПО УБИЙСТВУ МОБИЛЬНИКА