Мокрые глаза осени печально смотрели им вслед сквозь ресницы падающих желтых листьев. Тонкая, как тростинка фигурка жалась к его груди и, казалось, утопала в ней. Капли дождя скатывались по щекам, волнуя своей схожестью со слезами. Но слез не было, разве что совсем чуть-чуть, скорее от счастья. Пушистыми руками листьев осень держала их сердца и заставляла трепетать при каждом дыхании.

Осень не могла любить сама. Любить - это привилегия людей. Избранных, правда, но только людей. Осень могла дарить любовь…

Двоим. Наспех выбранным судьбой, совсем не ожидающих от нее ни наград, ни наказаний…

***

ДВОЕ. ( 1.)

   Секунды превращались в драгоценности одним ЕЕ взглядом. Очень хотелось иметь шкатулку и складывать их туда. Про запас. На всякий случай. Когда ее не будет рядом. Но как накопить счастье впрок? Куда сложить и где спрятать ЕЕ улыбки и смех. Где их взять потом, когда будет не хватать?

Хочется укрыть ЕЁ своим телом от злых алчных глаз и мыслей, чтоб никто и никогда не испытал вкуса до безумия нежных губ. Вкуса пьянящего радостью, как сон детства, дарящего ему столько сладостной невыносимо приятной боли.

Боли от счастья...

Больно от любви? Нет, не от неразделенной. Нет. От любви, когда твой вздох начинается ЕЕ выдохом, когда счет времени рядом с НЕЙ считается мгновеньями и хочется запомнить каждое их них. Так не должно быть!

Счастье не должно иметь времени. Как впрочем, и боли. Но откуда она?

Такая сладкая и терпкая… Одновременно…

***

   Не знала, что бывает боль от счастья. Что любовь может сжимать сердце в груди так мягко и так сильно. Одновременно. Что есть вселенная нежности и необыкновенной доброй силы, в которой я хотела бы раствориться запахом ночных цветов и светом звезд. Это все пришло вместе с НИМ. В один день и навсегда…

Хочу…. Стать частью твоих мыслей и твоего сердца. Ждать твоих искренних слов и тяжелых сильных рук, которые необъяснимо нежны, как порывы ветра. Ждать тебя секунду и вечность, ведь без тебя они равны, и значит вечность это и не так уж много!

Ждать тебя!!!

Ждать и догонять. Говорят - это худшее, что может быть. И я так думала, но только до встречи с тобой.

Ждать тебя - это радость. Ждать откуда хочешь и в любую минуту. Ждать часами, днями, месяцами.

Ждать тебя любого, как начало нового дня, и, неважно, каким он будет. Пусть он хмурится облаками или сверкает разъяренным солнцем, но пусть он будет, этот день. Я хочу ждать тебя таким, какой ты есть, таким, каким ты будешь или станешь.

Ждать тебя, обласканного славой, успехом, завистью врагов, увенчанного победами над всем и вся; с удачей, которая стала тебе служанкой и повинуется одному лишь взгляду стальных глаз. Ждать тебя сильного и несгибаемого...

Ждать раненого и истекающего кровью и слезами, покинутого друзьями и удачей. Без будущего и надежды, слабого и больного. Я хочу быть для тебя всем тем, что нужно будет тебе, чтобы встать и сражаться снова и снова, ведь Ты - Воин.

Я тебя буду ждать, ждать изо всех сил...

***

БОЛЬ.

   Тупая боль, как стена кем-то брошенного на тебя сверху дома. Неотвратимо, неизбежно. Швырнула его в темноту, но не отпустила, а железной рукой тряхнула и рванула назад, оставляя вены и жилы там, в темноте. Мир перестал существовать. Вокруг исчезло всё и сразу. Сознание растекалось, как плавленый сыр ... или, наоборот, сплющивалось в булавочную головку. Но боль заполнила собой все, как заполняется до краев стакан водки и начинает стекать каплями по граням. Боль вырывала из него куски и наслаждалась. Она втекала в него и пронизывала насквозь, не покидая ни на секунду….

***

   "Ох, парень! Зачем же тебе такое здоровое сердце? И столько воли и жизни?!"

- Пинцет… Зажим… Тампон…
- Нет, не выживет…
- Сестра, шьём…
- Как же это оно ещё бьётся? Легкое, печень задеты. Что-то не припомню, чтоб в описании где-то встречались столь обширные поражения и человек остался жив. Обе ноги выше колена, одна почти под корпус... Даже протез не на что надеть!
- Пульс?
- Нитевидный, но устойчивый.
- Не понятно, как это может быть. Почему жизнь в нём так сильна. Четыре пальца на левой руке отсутствуют. А лицо? До глаза ещё не дошли, но, похоже, потеряем... Ох, парнишка! Вот так судьба!
- Откуда его привезли?
- С вокзала привезли, там же взрыв сегодня был. Бензовоз полный загорелся.
- Как он там оказался?
- Сейчас разбираются. Белый день, народу тьма. Детишек в пионерлагерь везут, штук 20 автобусов, ну и родители. Рвануло б если -- роту похоронили бы. Водитель, как вспыхнуло, так дернул, до сих пор ищут. А этот в горящую кабину.
- На спину пересадка кожи понадобится, похоже.
- Если выживет.
- Да с такими ранениями не должен.
- Я вижу, что не должен, но живет ведь!!
- Держись пацан, держись!
- Так вот - и два квартала, как факел. Только остановился, чтоб выпрыгнуть, в этот момент и взорвалось. Люди рядом были, все видели и его сразу к нам. Странно, сознание не потерял до самого наркоза. Ты о таком слышал?
- Да, слышал один раз.
- Шьем….
- Документы у него какие-то есть? Надо сообщить родственникам.
- Да нет у него родственников, детдомовский он, сирота.

***

   Потолок. Шесть перекрытий. Белый, серый, черный. А цвет у него вообще есть? Пустота. Сестра водичкой поит. Как жить? Жалеют. Все жалеют. Где моя душа? Мне б слетать к ней, ну хоть на секундочку. Пустота вокруг.

Зачем человеку тело, если у него есть душа? Она остается жить, а тело так легко умирает. Или почти умирает. Сейчас большой разницы нет. Какой смысл в теле, если оно ни на что не годится. А душа бьется об тело, пытается оставить его и улететь к любимой. Зачем нам обоим тела, дыханием соединиться и только…

Но не оторваться. Не бросить остатки тела. Не улететь. Судьбой пришита душа оставшимися днями к бытию… Без любимой…

***

   - Парнишка! Эй ….. Не смотри в потолок. Не молчи. Что случилось, то случилось. Не знаю, ЧТО тебе говорить, но знаю точно, что надо. Говорить и жить. Хоть как-то. Хоть памятью, хоть надеждой. Чем угодно. Мечтой… Ну?….. не молчи. Выдави из себя хоть слово….
- ... прыгнул за руль и на газ - сколько смог, столько и отъехал...
- А ещё раз прыгнул бы?
- Не знаю. Пожалуй, прыгнул бы.

***

   Вдруг перестать жить только для себя. Это было так удивительно и непонятно для него! Раньше жить больше не для кого было. Сколько себя помнил - дрался. Дрался один. Дрался против всех. Дрался даже с собой и терпел. Сглатывал обиду вместе со слезами и соплями, вставал и снова лез в драку. Он был худым и дерзким. Смотрел, как волчонок и огрызался. Иначе затопчут. Иначе об тебя вытрут ноги и заставят смеятся в ответ. Достаточно один раз дать понять, что ты не ответишь, что ты не укусишь. Сколько себя помнил, он был один и дрался. Сердце не знало жалости, он не встречал её. Он не видел лица жалости.

Добро касалось его лишь украдкой, когда он спал и видел сны. Яркие и не по-детдомовски красивые. Сладкие и добрые, как руки мамы, которых он никогда не знал...

И вдруг он перестал жить только для себя. Неожиданно, как бы невзначай. Он увидел глаза нежности.

Глаза доверчивости и преданности. Глаза, как ночь. Как июльская ночь, бархатная, теплая и страстная. Он не был готов к тому, чтобы кому-то позволить взять своё сердце руками и ему не было при этом больно. Всё произошло будто случайно, но он был рад. Ему не нужны были слова, он всё увидел в этих глазах, беззащитных, как первый весенний подснежник.

Они открыли ему неведомый мир. Мир, в котором вся злоба и гнев копившаяся в нём годами в один миг стала бесполезной и ненужной. Теперь он знал, что живёт теперь только для неё. Для этого маленького и безмерно дорогого для него человечка. Всю силу своей ненависти к миру он знал, что направит для того, чтобы она была счастлива...

***

БЕЗ ТЕБЯ.

   ЕГО нет рядом целую вечность. Но я жду, я жду изо всех сил. Нет, неправда ОН рядом со мной. И я рядом с ним. Глажу его лоб, едва касаюсь его губ. ОН спит и морщится, щекотно. Я прижимаюсь всем телом, чтобы ему присниться. Пусть увидит меня хотя бы во сне...

Держусь. Давлю в себе слёзы, а они текут и текут. Подушка промокла. Пусто рядом.

ЕГО нет уже целую вечность...

Опять под сердцем осень. Он далеко, а я рядом с ним. Я снова тону в его объятиях и снова счастлива. Осенние листья падают вместе с моими слезами. Осень меня утешает.

Но я не плачу, я жду, я жду, я жду...

А слезы все равно…

Но нет…

***

Как научится жить без души?

Как научится дышать воздухом, в котором нет ЕЁ запаха?

Как научится видеть мир, в котором нет ЕЁ рядом?

Как сказать ЕЙ, что у меня нет ног, глаза, пальцев на руке, лица?

Как превратить ЕЁ жизнь в кошмар?

Как позволить ЕЙ увидеть меня, не способного защитить, согреть, укрыть?

Как позволить себе сделать ЕЁ несчастной, когда единственной мыслью и желанием было видеть её радость и улыбку?

Как позволить себе видеть ЕЁ слёзы?

Как научится жить без души?

Опять под сердцем осень. Шур-шур - шелестят по опавшим листьям колёса коляски. Хоть одним глазком её увидеть….

Девонька моя, душа моя… Ну хоть издалека… Вот и твоё окно, за ним осталось моё счастье...

Лишь память...

***

   И еще одна осень. Сколько их уже было без него? Я жду. Я жду его также. Я не могу не ждать. Какая разница сколько лет прошло, я счастлива, что мне дано его ждать. Когда я жду - я рядом с ним. Как будто и не было этих лет, лет без него, без его рук и его тепла…

На глаза попалась небольшая книга. И, пожалуй, слова как слова, но почему она меня так взволновала? Читая ее, вдруг поняла, как напоминает она мне его, его слова. Те слова, что я когда-то слушала, затаив дыхание…..

Я жду. Капает дождь. Листья почти облетели. Прямо под дождём сидит какой-то старик в инвалидной коляске. Чудак. Я видела его несколько лет назад, здесь же на этой алее и тоже осенью...

Милый мой, родной мой, где бы ты ни был, Я ЖДУ...

***

   Её окно. Её тень. Она любит смотреть на осень. Пусть она будет счастлива тем, что ждёт. Домой и снова писать... Может мои строки она когда-нибудь прочтёт...

Писать...

продолжение следует...

 

Г. Шатов