Если ты читаешь эту записку, значит я все-таки решилась. Решилась с тобой расстаться. Стой! Не надо бросаться к шкафу и проверять, забрала ли я вещи – я забрала. Если бы я этого не сделала, все прошло бы по стандартной схеме: я приезжаю за вещами, мы начинаем выяснять отношения, орём-ругаемся-дерёмся, потом – выпустив пар – ты превращаешься в Мистера Нежного и Ласкового, говоришь милые комплименты, беззащитно хлопаешь своими карамельными глазками (очень действенный прием), смешишь меня, и практически насильно целуешь, а я, распаленная скандалом, растрепанная и заведенная, возмущенно отталкиваю тебя – но ты же сильнее! – и все еще автоматически брыкаюсь, хотя уже знаю, что не смогу устоять перед твоим обаянием и фирменным поцелуем, за который я готова простить всё. Так вот: больше этого не будет. Я забрала свои вещи, и ничегошеньки не оставила (как делала это обычно, чтоб был повод заехать за специально забытой кофточкой, которая именно завтра позарез мне нужна).

Уверена, что ты скептически хмыкаешь, опытный ты мой. А может раздраженно комкаешь это письмо. Или устало закатываешь глаза: «Ну сколько можно?!» Кстати, это один из ответов на вопрос: почему я приняла это решение. Видишь, ты не испугался. Смелый ты мой! Ты не боишься меня потерять, потому что думаешь, что я никуда не денусь. Конечно, ведь я никогда не скрывала, что зависима от тебя. А ты, сообразительный мой, быстренько сориентировался на местности, и начал - сознательно или бессознательно – пользоваться моей собачьей преданностью. Особенно сейчас, когда моя зависимость достигла своего апогея. Ведь прекрасно знаешь, что только из-за твоей персоны я пошла на серьезный конфликт с родителями, из которого я вышла победительницей, но осталась без определенного места жительства. Естественно, я пришла к тебе, когда совсем некуда было податься. Во-первых, ты меня звал и говорил, что любишь и хочешь создать со мной семью. Во-вторых, у подружек долго не наживешься, а снимать квартиру я сейчас не потяну. В-третьих, я не знала, что будет так тяжело. И вот живу я у тебя, расплачиваюсь любовью и гордостью. Но что-то в последнее время плата за проживание слишком возросла…

Ты – пусть не специально - сделал все, чтобы я ни дня не почувствовала себя хозяйкой в твоей квартире. Ты даже не пытался искать компромисс, железный принцип «моя квартира – мои правила» вступил в действие в момент пересечения мною порога твоей берлоги в сопровождении пузатого чемодана и фикуса в нарядной кадке.

В твою серую холостяцкую норку я пришла со своими плюшевыми игрушками, которых поселила в каждом унылом уголке, – нет мне прощения. Застелила постель вместо вечных бумажных простыней своим любимым шелковым постельным бельем в цветочек, сменила дырявую половую тряпку в прихожей на пушистый розовый коврик, на стену повесила аппликацию, самостоятельно вышитую крестиком в третьем классе, – убить меня за это мало. А такие преступления против человечества, как сырость в ванной, грязная плита после приготовления кулинарных шедевров, кофейные подтёки на кружках - вообще требуют самой строгой меры наказания – запилить меня до смерти, напичкать раздраженными нравоучениями, закидать упреками и обвинениями в неряшливости и своенравности.

Обычно, во время ссор, когда я просто пытаюсь объяснить тебе, что ты сделал не так, ты, несчастный мой, резво накидываешься на меня и агрессивным тоном доказываешь, что хотел как лучше. При этом факт, что мне видней, как лучше для меня, совсем не берется в расчет. Я получаюсь в результате твоих логических разглагольствований первосортной неблагодарной стервой, которая пьет из тебя все соки и постоянно ноет. Пока я перевариваю стерву, ты уже обиженно спрашиваешь, сколько я еще планирую придираться к твоему идеальному поведению. И так и не выслушав и не услышав меня, удовлетворенно констатируешь: «Тебе нечего мне предъявить!» После чего с видом благородного мученика удаляешься. В твои тирады я успеваю вставить лишь какие-то общие фразы, типа: «ты меня не понимаешь», «я заслуживаю лучшего», «нужно быть внимательным», которые под напором твоего возмущения превращаются в нелепое оправдательное щебетание. Ну вот и поговорили, справедливый ты мой.

Но теперь, дорогой, все серьезно. Я собрала на тебя целое досье твоих ошибок. И прямо по датам готова тебе о них доложить. Так что не спрашивай, саркастически: ну что на этот раз? Просто дочитай до конца.

15 августа

Твоя ошибка. Сегодня ты, мой мудрый друг, мне заявил: «Все твои проблемы – выдуманные. А ты постоянно хнычешь, ноешь и ревешь над ними. То ты, кажется, беременна, то у тебя скучная работа. Ты вечно в депрессии по поводу выдуманных проблем».

Мое мнение. Объясняю популярно. Если у меня задержка две недели, заботливый ты мой, то это называется проблема. Я, конечно, очень благодарна тебе за поддержку – анекдоты про акушерок и шутки про эмбрионы были очень актуальны. Знаю-знаю, ты хотел как лучше, веселый ты мой. А фраза: «Если залетишь – женюсь,» - это безусловно очень важные и подходящие слова, которые я по истечению двух недель считала уже практически предложением руки и сердца, ответственный ты мой. А твое утреннее приветствие «Э-эх, залетные!» - вообще верх заботливости и благоразумия.

Через две недели все благополучно разрешилось. Я, захлебываясь от восторга, пыталась разъяснить тебе значение термина «смещение цикла», но разделить мою радость ты не смог – у тебя за это время накопилась куча претензий, ведь «все две недели я была невыносима», терпеливый ты мой.

Но это, разумный ты мой, называется благополучным исходом, а никак не выдуманной проблемой. Проблема была настоящая, такая же настоящая, как и та, что в трудную минуту я не могу найти в тебе ни понимания, ни чуткости, ни настоящего мужской поддержки. Зато есть переизбыток раздражения от того, что моя депрессия очень влияет на твои планы, занятой ты мой.

В возникших трудностях и неприятностях ты не видишь ни моих переживаний, ни эмоций, ни чувств – только голый рационализм: как это отразится на тебе. Принцип: «У нее умер дедушка. Черт! Опять она будет реветь! И почему я должен это терпеть?!» Сейчас я могла бы ответить на данное эгоистичное заявление: «Потому что ты – мужчина. И потому что я – часть тебя. Если у тебя болит рука, ты же не спрашиваешь, почему из-за руки ты должен страдать? А я – часть твоего сердца. Так будет, пока ты любишь меня. И если мне плохо, тебе тоже плохо. Это естественно. И если ты действительно любишь, то должен искать лекарство, а не способ ампутации».

Но это сейчас. Я уже сняла розовые очки, прозрела и переоценила наши отношения. Я уже приняла решение.

А тогда я извинялась за то, что две недели трепала тебе нервы.

Ты благосклонно принял извинения. Добрый ты мой!

22 августа

Твоя ошибка. Появились проблемы с сексом. Виновата, конечно, я (кто бы сомневался!). Вставая с кровати после неудачной попытки, ты вяло охарактеризовал произошедшее: «Ты стала как пожухлая трава. Раньше была веселая зелененькая травка, а сейчас… Я не хочу тебя обидеть, но твое состояние вызывает у меня такие ассоциации. Конечно, я ничего не могу, когда ты такая».

Мое мнение. Наблюдательный ты мой, может, ты не заметил, но у меня сейчас не лучшие времена. Меня действительно выгнали из дома. Немного поскандалила с мамочкой на тему «он ( в смысле ты) хороший!» - и вот результат. Мама не поверила. Я принципиально встала на защиту наших отношений – и осталась за бортом. Мои самые родненькие человечики – папулик и мамулик – вынудили меня, свою детульку, уйти из дома. Чувствую себя, мягко говоря, не очень комфортно. Тоскливо и безрадостно на душе, когда теряешь родных людей и любимую комнату. Если ты не бывал в такой ж…, ты не поймешь. Извини, что напоминаю, но У МЕНЯ СТРЕСС, ЧЕРТ ПОБЕРИ! Я морально вымотана, я не хочу ни есть, ни спать, ни размножаться! Я хочу, чтоб это скорей закончилось! Я нуждаюсь в твоей поддержке! Да, я старая пожухлая трава, но я стала такой потому что наступила осень, а это обстоятельство сильнее меня! От того, что ты будешь вытаптывать меня такими метафорами, литературный ты мой, я веселенькой зелененькой травкой не стану! Время вылечит раны. Придет весна. И я снова буду прежней. Надо ПЕРЕЖИТЬ, ПЕРЕЖДАТЬ, ПЕРЕТЕРПЕТЬ!

Я проплакала весь вечер. «Опять ты ноешь!» - раздраженно прокомментировал ты мои слезы. Понимающий ты мой!

25 августа

Твоя ошибка. Мы ехали в машине и ругались. Обычная профилактическая ругань двух близких, уставших, хорошо знающих друг друга людей. И вдруг ты больно схватил меня за подбородок, резко повернул к себе и грубо выругался матом в мой адрес, воспитанный ты мой. Я вырвалась и злостно прошипела: «Извинись!» «Почему это я должен извиняться?» - искренне недоумевал ты. – «Тебе неприятно? Ну так ты заслужила!»

Мое мнение. Никогда и ни при каких обстоятельствах мужчина не должен забывать о том, что он мужчина. Я не оправдываю себя, тоже была хороша. Мы можем ругаться до умопомрачения, но унижать и оскорблять партнера – это низко и подло. Ударить и оскорбить женщину, даже если она вывела тебя из себя, - это не по-мужски. Ты не согласен? Очень жаль, мужественный ты мой.

27 августа

Твоя ошибка.

Наш диалог.

Ты: Я несчастлив с тобой. Я не удовлетворен ни душой, ни телом. Ты изменилась. Когда я влюбился в тебя, ты была другой. Мне скучно с тобой.

Я: Ну давай расстанемся.

Ты (удивленно): Ты что? Я не смогу без тебя. Я люблю тебя.

Я: А зачем тогда эти слова про неудовлетворенность?

Ты (удивленно): Но я несчастлив с тобой!

Мое мнение. Внимательный ты мой, я тоже несчастна. Мне плохо и тягостно на душе. Мне некому об этом рассказать. Я схожу с ума от одиночества в твоих объятьях. Но я не говорю об этом каждую свободную минуту, потому что понимаю: это обидные слова. Тяжелые и обидные. Надо искать причину и говорить о ней. Надо решать проблему. Надо что-то менять, исправлять, переделывать, надо искать компромисс. А эти слова делают больно, но сути не меняют. Так зачем они, разговорчивый ты мой?

…Спасибо, что прочитал до конца, усидчивый ты мой. Я не буду приводить свое досье целиком. Мне достаточно и этого.

Знаешь, а я ведь не сомневаюсь: ты меня любишь. Просто делаешь это как умеешь. Стараешься и искренне полагаешь, что все делаешь правильно. Только я вот такая неправильная, и все мне не так, и все мало, и после всех твоих благодеяний – я все равно несчастлива. Ну, что со мной делать?

Я думаю, что без меня тебе будет хуже, чем со мной. Жестоко, конечно, но что лукавить: я буду этому рада. Может так я смогу тебе объяснить, ЧТО ты делал не так. Пускай поздно, но я не теряю надежды, что ты все поймешь. И со следующей своей девушкой не повторишь этих ошибок.

Мне грустно, честно. Не смотря на все минусы, мне очень долго было хорошо с тобой. Я ни о чем не жалею, правда, и не считаю, что два года, проведенные с тобой – потерянное время. Это время несбывшихся надежд, колоссального опыта отношений и безумной любви. Спасибо тебе за все хорошее, мой близкий и славный человечек.

За меня не волнуйся. Я возвращаюсь к родителям. Не могут же они не принять свою «раскаявшуюся детульку» обратно. Так что номер телефона – прежний.

Ну что еще? Игрушки я забрала, пиво в холодильнике, на плите – твой любимый бефстроганов и …если хочешь – останемся друзьями.

Ведь жизнь продолжается! Бывший ты мой.

ОСА