Глава 3 . Крушение.     Чуть ниже того места, где был разбит лагерь, Катунь сливалась с бурным, грязным притоком. Он бесцеремонно мешал ее голубые воды с песком и грязью ледника Аккем. Характер Катуни резко менялся. Из послушной тоненькой девочки с прозрачными глазами она превращалась в дикого, необузданного подростка, от которого не знаешь чего ждать за следующим поворотом.

Пробуя свой новый "взрослый" норов, Катунь становилась глубже, шире, сильнее, беспокойнее, цвет ее воды мутнел, терял свою кристальную чистоту. Берега превращались в отвесные скалы. Ощущение плывущих на плоту людей было похоже на падение в каменный мешок, на дне которого бушевала своенравная горная река. Выбраться на сушу на протяжении всего "Аккемского прорыва" - так назывался первый порог - было невозможно. Вода кипела, крутила водовороты, вздымалась волнами против течения и с бешеной силой обрушивалась на камни, торчащие из воды. У входа в порог туристы причалили к берегу.

- Мы сейчас - одна команда, - напутствовал туристов Самир - темноволосый худощавый человек. - Чем быстрее будет наша скорость, тем меньше вероятность неприятностей. Так что гребем все - изо всех сил. Слушаем мои команды. При перевороте - не выпускаем весел из рук и держимся ближе к плоту. Все ясно?

- Боже мой! - охала Марина. С ярко накрашенным лицом и крупными серьгами в ушах, видневшимися из-под пластиковой каски, она выглядела смешно. - Это опасно? Борис! - она повернулась к мужу - коротко стриженному здоровяку с насупленными бровями, - Мы можем утонуть! Боже мой! Зачем я вышла за тебя замуж!

- Марина, помолчи! - Борис затянул на жене жилет. - Не утонем. Тебе понравится.

- Бриллианты к ушам потуже пристегните! Чтоб не смыло, - посоветовала Ляля.

Андрей - тот самый, что встретил двух подруг на утреннем пляже - молча и в восхищении смотрел на Лялю. Высокий и стройный, еще совсем мальчик. Тонкие черты лица, небольшие серые глаза с густыми ресницами, твердый подбородок. "Когда-нибудь этот пупсик станет красавцем-мужчиной" - таково было резюме, данное ему Лялей. А она знала, о чем говорила. Для ее двадцати трех лет, у нее был богатый опыт.

Фима украдкой посмотрела на молодого человека. Ах, если бы у нее была хотя бы сотая часть очарования ее любимой подружки! Русалочьи глаза, светящаяся кожа, длинные шелковые волосы, фигура богини... Но увы - Фима была - "не урод", как точно выразилась Ляля. Кому, скажите, пожалуйста, такая понравится - худая, маленькая, бледная, с торчащими в разные стороны рыжими кудряшками и лицом, усеянным конопушками? Добавить к этому бесцветные глаза и нос картошкой... Не говоря уже о характере, о котором ее мама всегда говорит одно - с таким характером надо было родиться в другое время. А Ляля говорит еще точнее: - нету у тебя, подруга, никакого характера! ...

- Всем все понятно? - прервал ее размышления инструктор. - Тогда с Богом!

Фима обернулась, посмотрела на него, вздрогнув при воспоминании об утреннем мираже над водой. Но Самир на вид ничем особенным не выделялся. Самый обыкновенный алтаец - прожженный солнцем, высушенный ветром, в рваных джинсах и штормовке...

Как только плот вошел в порог, река набросилась на него, как на добычу. Груженую лодку кидало, как легкое перышко. Катунь заливала туристов с ног до головы, норовя перевернуть и переварить в своей грохочущей утробе чужаков, посмевших побеспокоить ее. Вода крутилась, взлетала над головами, силой отбирала весла и ревела так, что казалось, будто невиданные полчища хищных водяных тварей нападают со всех сторон.

- Греби! Все гребем! - во всю мочь командовал Самир, пытаясь перекричать шум воды. Сильнее! Еще сильнее! Потеряем скорость - перевернет! - он стоял в центре рафта и изо всех сил работал огромными веслами. Мускулы на его руках дрожали от напряжения, лицо покраснело. Вода то и дело била ему прямо в грудь. - Борис! Сильнее! Правый борт - гребем! Еще! Давай еще!

Пассажиры на плоту старались, что было сил. Только Марина не принимала участия в спасении лодки. Она сидела на дне, зажмурив глаза и вцепившись в какую-то веревку так крепко, что побелели кончики пальцев.

- Левый борт! Табань! Табань! Назад, назад! В бочку затянет! - Самир попытался развернуть плот, стараясь увести его от опасного водоворота. Но река, играючи подбросив лодку, и словно смеясь над усилиями жалких человечков, подняла и кинула их на скалу, выпирающую из воды.

- Переворот! - успела услышать Фима голос Самира, и тут рафт взлетел, раздался удар, скрежет, и прямо в лицо ударил мощный столб холодной воды. Захлебнувшись и помертвев от страха, она выпустила весло из рук. Волна накрыла ее с головой. Открыв глаза, Фима увидала зеленое марево и пузыри, поднимающиеся вверх. Подумала, что наверно, это последнее, что она видит в жизни...

Сию же секунду жилет выбросил ее на поверхность. Рядом, с глазами, полными ужаса, барахталась Ляля...

...Выбравшись из воды в конце аккемской трубы, обессиленные туристы попадали на песок. Мужчины втащили на берег плот.

- Ну, с крещением вас, - выдохнул Самир. - Все целы?

Марина билась в истерике, стуча кулаками по спине Бориса, который лежал, уткнувшись лицом в землю, и тяжело дышал.

- Я тебя ненавижу! Ненавижу! Ты специально все это затеял! Ты хотел от меня избавиться!

- Марина! Уймись, - Ляля подошла к супругам. - Все уже позади. Все живы, никто не ранен, плот цел - это главное!

- Да? - Марина повернула к ней свое зареванное, в черных потеках туши лицо. - А то, что я чуть не умерла от страха? Это не считается? Вы все здесь психи! Нормальный человек никогда не поплывет по этим порогам! Я больше не сяду в эту лодку! Слышишь, Борис!? Я не поеду дальше! Я хочу домой!

- Боже, как же сложно со столичными барышнями... - вздохнула Ляля. - Фим! Пошли в лес дров набер.... - она вдруг осеклась, посмотрев в сторону высокого берега. Что-то в изменившемся голосе Ляли заставило всех обернуться. Даже Марина замолчала, а Борис поднял голову.

На высоком берегу Катуни, ярко освещенный солнцем, был четко виден...город. Небольшой, но очень красивый, с одноэтажными строениями, примостившимися у скал, утопающий в цветущих садах. Покрытые черепицей крыши напоминали китайские пагоды, в центре, видимо, на городской площади, возвышалась высокая, похожая на пирамиду белая башня.

- Фима! Ты тоже это видишь? - медленно, растягивая слова, спросила Ляля.

- Это город? Здесь? Город? - глупо тараща глаза, откликнулась Фима.

- Ах! Какая красота, - выдохнула Марина, перестав причитать. - Город! А ты мне говорил, что здесь нет цивилизации! - упрекнула она мужа.

У Бориса вытянулось лицо.

- Не может быть!

- Я сплю? - Андрей ущипнул себя за руку.

- Это Шамбала, - отозвался Самир - единственный, кого не удивило наличие в заповедных местах неизвестного города. Он невозмутимо продолжал разгружать плот. Древняя страна, столица духовного мира.

- Шамбала? - взволнованным эхом отозвалась Фима. - Шамбала? Та самая Шамбала? Город Богов?!

- Та самая, - спокойно ответил Самир.

- Но ведь это легенда...- возразила Ляля.

- Вранье все ваши легенды, - вмешалась Марина. - Не видите, что ли? Настоящий город!

- Да, реализм бывает очень кстати, - улыбнулся инструктор.

- Но ведь... Здесь нет городов... - растерянная Ляля хлопала глазами. - Я... мы... тут бывали не меньше десяти раз!...

- По карте никакой Шамбалы нет! - заявил Борис, развернув маленький цветной атлас.

- Видеть ее довелось единицам, - объяснил Самир, - ворота в столицу мира открываются редко.

- Хватит молоть чушь, - прервала его Марина. - Что вы его слушаете? Пойдемте, посмотрим, что за город. Надеюсь, там есть магазины. Боря, ты деньги взял?

- Зачем мне в лесу деньги?

- Так я и знала! Слава богу, я не такая беспечная, - и покопавшись в гидромешке, она извлекла оттуда толстый кошелек.

- Боюсь, придется вас огорчить, - с любопытством глядя на Марину, ответил Самир, - в Шамбале нет магазинов.

- Нет магазинов? - удивилась Марина. - Как это?


Глава 4. Шамбала.

Вблизи Шамбала оказалась еще прекраснее, чем издалека. Несколько десятков домов - легких, деревянных, украшенных резьбой, составляли одну единственную улицу. Скала, защищающая город от ветра, была изрыта пещерными коридорами, уходящими куда-то вглубь гор. Цветы окружали каждый двор, а их опавшие лепестки покрывали мостовые пестрым шелковым одеялом. Жители города - мужчины и женщины, одетые в какие-то длинные балахоны, останавливались и, улыбаясь, приветственно кланялись гостям.

- Не пойму, что за народ, - прошептала Ляля, - лица разные. Не алтайцы....

- Шамбала многолика. Люди пришли сюда из разных стран и времен, - объяснил Самир.

- Что? Как это - времен? - удивился Андрей.

- Какую валюту здесь принимают? - перебила Марина.

- Здесь нет денег.

- А здесь есть, где поесть? - не слушая, продолжала москвичка. - Меня достала эта горелая каша с тушенкой...

- Замолчи! - цыкнула на нее Ляля, - это просто неприлично - так себя вести!

- Подумаешь! ... - начала было Марина, но умолкла под косым взглядом Бориса.

Процессия остановилась у симпатичного домика, покрытого красной черепицей. Резные ставни были увиты диким виноградом, веранда засыпана розовыми лепестками рододендрона.

- Учитель, я привел их, - негромко произнес Самир и отступил назад.

- Мы в школу пришли что ли? - фыркнула Марина.

- Привел? Так это неслучайно? - прошептала Фима, они с Лялей переглянулись.

На крыльце появился хозяин дома. Высокий человек в сером балахоне с бахромой по краям, длинные черные волосы. Борода, усы. Возраст невозможно определить. Светлые лучистые глаза обвели присутствующих изучающим взглядом.

- Добро пожаловать в Шамбалу! - от его голоса у Фимы по спине пробежали мурашки.

- А учитель-то ничего себе мужчина! - тут же услышала она шепот подруги. - Я б у такого поучилась!

- Лялька!

- Шучу.

- Самир сказал вам, зачем вы здесь?

- Как зачем? - удивилась Марина. - Город пришли посмотреть. Где у вас тут продовольственный магазин?

Учитель улыбнулся.

- Если вы голодны, я угощу вас обедом.

- С какой стати? - Марина гордо тряхнула кудрями. - Мы, слава богу, не нищие. А вы кто такой? Директор школы?

- Директор? - он засмеялся, показывая идеальные зубы, - можно и так сказать. А магазинов у нас нет. Есть музей. Если хотите, можете посмотреть.

- Музей? Что там, в музее? Чучела бурундуков? Камни? - продолжала Марина. Все остальные хранили молчание, оглядываясь по сторонам.

- Музей Времен. Самир покажет вам.

Музей Времен оказался спрятанным в скальных пещерах и был похож скорее, на громадный склад. Орудия труда первобытных людей, древние статуи олимпийских богов, предметы быта, драгоценности и украшения, картины, мебель, куски монументов и зданий - все это было сложено вместе, без особой заботы о сохранности и хронологии. Деревянные языческие идолы соседствовали с мраморными нимфами времен Возрождения, старинные полотна висели рядом с работами импрессионистов. В пещерах было сумрачно. Хотя надо отдать должное местным смотрителям - на каждом предмете висела табличка с надписью на неизвестном языке. Туристы пооткрывали рты от удивления, оглядываясь по сторонам.

- Какое варварство! - воскликнула Марина, подобрав с пола какую-то пыльную шкатулку. - Фаберже!

- У кого что болит, - усмехнулась Ляля.

- Перестань, Марина! - засмеялся Борис, - что ты несешь! Фаберже!

- Это действительно его работы, - спокойно сказал Самир, зажигая плоские светильники на стенах пещеры. Помещение сразу переменилось. Свет озарил музей. Исчезли глубокие пещерные тени, засияли старинные украшения, осветились картины и скульптуры. Сразу стало ясно, что среди экспонатов музея - только шедевры. Туристы замерли в восхищении.

- Лялька! Смотри! Это Рафаэль! Его скульптура! Она считалась утерянной во время войны, - воскликнула Фима, дотрагиваясь до мраморной богини. - А это... Леонардо да Винчи... Моне... Дали...

- Но почему в таком помещении? - изумилась Ляля, - они ведь погибнут!

- Да они, наверно, украли все это, - вполголоса предположила Марина. - Мы нашли склад ворованных картин! Этот поселок - вообще подозрительный...

- Музей Шамбалы - самый древний на земле, - улыбнулся Самир. - Здесь экспонаты сохраняются значительно дольше, чем в лучших музеях мира. Здесь собрано и то, что люди называют сокровищами, и то, что не имеет ценности. Вот этот жезл, к примеру, принадлежал королеве самой древней земной цивилизации.

- Ничего себе, жезл, - поразился Андрей, попытавшись поднять экспонат, - да в нем пуда три весу! Сильна была королева!

- В Лемурии жили очень высокие люди, сильные, - пояснил Самир.

- Откуда вы все это знаете? Вы... вы не инструктор, да? - Фима заглянула ему в глаза.

- Признаюсь, инструктором я был впервые.

- Что?! - изумилась Марина, - так вы не умеете сплавляться по горным рекам?! Вы дилетант?!

- Боюсь, что так.

- Борис! Ты слышал? Нас доверили новичку! Он мог нас всех утопить! Надо потребовать, чтобы они вернули деньги!

- Но ведь не утопил, - отмахнулся от жены Борис. - К тому же город показал, музей вот... Так что там про Лемурию, Самир?

- Ты идиот! - прошипела на мужа Марина.

- Лемурия - страна великанов, первая на земле, - пояснила Фима. - Из древней легенды...

- Опять! Легенды! - Марина закатила глаза.

- Люди превратили в сказки то, что не могут объяснить. Лемурийцы жили так давно, что от них остались только отрывки преданий.

- Чепуха! Самая древняя цивилизация называлась Атлантида! - заявила Марина, - я по телевизору видела.

Самир кивнул.

- Атланты были потомками лемурийцев, ....смешавшимися с дикими племенами.

- Куда же они все подевались? Эти лемурийцы, атланты? - спросила Ляля с иронией.

- Каждая цивилизация умирает, уступая место следующей. Таковы законы мира. Наша задача - сохранять в веках достижения людей. Нынешний век, например, славен созданием сложных машин. Некоторые из них мы усовершенствовали...

- А что написано на этих табличках? Что это за язык? - перебила Ляля.

- Это санскрит. А написаны здесь истории каждой из этих вещей.

- Откуда вы знаете истории каменных идолов? - удивился Борис.

- Мы умеем считывать информацию из поля, которое окружает каждую вещь. Все, кто пользовался предметом, оставляет на нем след. Старинная вещь может многое рассказать...

- Значит, вот сейчас я дотронулась до этой скульптуры - и на ней остался мой след? - прикоснувшись к древней статуе, спросила Ляля.

- Да. Но он сохранится недолго. Чтобы оставить читаемый след, нужно долго пользоваться вещью.

- Ерунда! - фыркнула Марина. - Сказки!

- А зачем вам эти истории? - спросила Фима. - Зачем вам знать судьбу этой статуи?

- Так мы изучаем историю Земли, сравниваем, как изменилось человечество за времена цивилизации. Верить летописям невозможно - ведь они созданы людьми. А вещи хранят историю такой, какая она была на самом деле.

Учитель обвел взглядом гостей, сидящих кружком на его веранде.

- Как вам музей?

- Ничего себе музей, - ответила Марина. - Впечатляет. Непонятно, зачем скрывать такие шедевры от людей. К тому же на них можно неплохо заработать...

Учитель засмеялся.

- Да, заработать можно. Только у нас ведь нет магазинов, куда нам деньги девать?

- Магазины можно открыть, - по-деловому ответила Марина, не чувствуя иронии, - живете в глуши, одичали... Да с такими экспонатами, в таком месте... взять кредит в банке, построить нормальное здание, организовать турфирму..., - Марина явно увлеклась, описывая возможности развития бизнеса в Шамбале.

Фима с Лялей закрыли лица руками, Андрей отвернулся, Борис громко вздохнул. Но никто Марину не перебил. Когда она закончила, Учитель с интересом слушавший ее речь, кивая головой, улыбнулся каким-то своим мыслям и спросил:

- Хотите посмотреть научную лабораторию?

- А у вас еще и лаборатория есть? - удивился Андрей. - Интересно, что там? Вечный двигатель?

- Да после Фаберже и Да Винчи в пещере я уже ничему не удивлюсь, - отозвалась Ляля.

- Сейчас? - Самир посмотрел на Учителя, не отвечая туристам. - Без подготовки?

- У нас нет времени на долгие беседы. Они - обычные люди. Они нам просто не поверят, - вздохнул Учитель. - Долги реинкарнации должны быть возвращены прежде, чем наступит семнадцатый лунный день.

- А память?

- Только один из пяти. Там... там только один будет помнить себя настоящего, - он посмотрел на Фиму, - остальные слишком слабы. Пусть остаются в неведении.

Туристы слушали этот странный диалог с недоумением на лицах.

- Деревня сумасшедших, - констатировала Марина.

Путники приблизились к белой башне, стоящей посредине города. С севера - стороны гор эта башня выглядела как обычная скала - серая, поросшая кое-где мхом и кустарником. А с юга это было красивое белое строение, ступенчатое, с длинной лестницей, зигзагами ведущей наверх.

Внутри башни было сумрачно и холодно. Они вошли в небольшую комнату, посредине которой на невысокой подставке из цельного черного камня, похожего на базальт, лежал странный предмет. Он был похож на большую разрезанную вдоль гантелю. Две металлических полукруглых сферы соединялись между собой тонкой прозрачной трубкой. На сферах виднелись какие-то письмена и цифры. Вокруг кольцом стояли низкие деревянные кушетки. В нишах у стены стояли такие же кушетки, на которых лежали большие белые свертки.

- Похоже на морг, - прошептала Ляля.

- И холодно так же, - откликнулась Фима.

- Я боюсь, - прошептала Марина, дернув Бориса за рукав.

- Что это и есть ваша лаборатория? - Андрей скептически глянул на Самира, - и чем же вы тут занимаетесь? Где машины?

- Вот, - коротко ответил он, указывая на "гантелю" и зажигая свет.

- Ну и как это работает? - спросил Андрей, осматривая предмет, лежащий на камне.

- Сейчас он скажет, что они тут изобрели машину времени, - громко сказала Ляля и эхо, отразившись от каменных стен, прокатилось по залу. Всем стало еще больше не по себе.

Самир улыбнулся.

- Борис, пойдем отсюда, - тихо попросила Марина.

- Займите места на этих кушетках, и я покажу вам, как работает наша машина, - предложил Самир бодрым голосом, - это действительно интересно.

Туристы присели на лежаки, борясь со страхом, навалившимся невесть откуда.

- Вам лучше лечь, так будет удобнее, - посоветовал Самир.

- Ни за что! - хором сказали Марина и Ляля.

- Хорошо, - вздохнул инструктор, - как хотите. - Он подошел к Фиме и зачем-то надел ей на голову металлический обруч. Затем поднял руки над "машиной" и, начертив в воздухе треугольник, стал смотреть в пространство. "Гантеля" задрожала и, вдруг, бесшумно поднявшись над своей базальтовой подставкой, стала раскручиваться в воздухе. Все замерли, заворожено следя за чудесным вращением. Вокруг подставки заблестели разноцветные вихри из искр. Через несколько секунд они превратились в пять отдельных лучей. Эти лучи - синий, красный, желтый, зеленый и фиолетовый ослепили туристов, выстрелив ярким светом прямо в глаза. Зрители зажмурились и... попадали без чувств.

Остановив машину, Самир вздохнул, оглядев комнату.

- Я же просил - прилечь! - он поднял с пола Бориса с рассеченной бровью и уложил его, накрыв белой простыней. Затем собрал и остальных, лежащих в причудливых позах на каменном полу, поместив их на лежаки и завернув в белую ткань, погасил свет и вышел из комнаты.

продолжение следует...

Лариса КАЛУГИНА.

"Все права на перепечатку и использование материала принадлежат автору и защищены Законом об авторском праве РФ".