Глава 11. Измена.    Королева Юма тихонько приоткрыла дверь своей спальни. В коридоре никого не было. Она выскользнула из комнаты, и, закутавшись в плащ, быстро пошла к черному ходу. Дворец спал, вокруг не было не души. Слышны были только голоса ночных птиц и пение цикад, доносившиеся из открытых окон. Из сада веяло прохладой и ароматом лаванды. Юма торопилась на свидание с Анри.

Утром Тина принесла ей записку, в которой говорилось, что сегодняшняя встреча состоится позже обычного. Уставшая за день от хлопот по подготовке праздника Солнца, королева, тем не менее, с большим нетерпением следила за часами, и как только пробило полночь, поспешила в сад.

Юма чувствовала, с Анри что-то происходит, над ними нависла какая-то угроза – неведомая и от того еще более опасная. Откуда исходила эта угроза, она не понимала, но ощущала ее каждой клеточкой. Королева извела себя догадками, но так и не нашла причины странного поведения своего жениха. Он любил ее, это не подлежало сомнению, и вместе с тем, он как будто согнулся под тяжестью какого-то душевного груза. Как не хватало Фиме-Юме опытной в таких делах Ляли! Подружка бы быстро разобралась, в чем тут дело. Но новоиспеченная повелительница Лемурии ни в ком из окружавших ее подданных не сумела разглядеть знакомых черт. Может быть, ее алтайские попутчики отправились в другие времена...

Юма выпорхнула в сад и на нее сразу обрушилась лавина запахов, звуков и ощущений. Южная лемурийская ночь – влажная и звездная, ласково прикоснулась к лицу нежными крылышками ночных мотыльков, обняла прохладными ветками деревьев и поцеловала душистыми лепестками цветов. Они осыпали королеву с головы до ног так, что когда она добралась к месту свидания, в ее волосах запутались сотни разноцветных живых лоскутков, а ее плащ и туфли раскрасились желтыми полосками пыльцы. Выйдя на поляну, освещенную луной, Юма остановилась и прислушалась. Откуда-то издалека из джунглей, доносились пронзительные крики полуночной птицы. Рядом в траве что-то зашуршало. Королеве стало не по себе.

- Моя королева! – Анри вышел из зарослей и луна осветила его красивое лицо.

- Анри! – Юма протянула к нему руки. Они обнялись и долго стояли молча. Затем он оторвал ее от своей груди, оглядел и засмеялся:

- Юма! Ты вся в цветах! Почему ты не пошла по тропинке? Смотри, ты похожа на букет! – он ласково улыбнулся, - мой душистый цветок! Самый красивый в мире! Твои глаза – как два прекрасных синих бутона, твоя кожа - как лепестки лилий, твои губы – розы, твои волосы ...

- Анри! Перестань! – Юма покраснела, - я неловко себя чувствую!

- Да что с тобой! Ты всегда любила слушать о своей красоте! Любимая! – он стал покрывать ее лицо поцелуями.

Юма отстранилась от него и, посмотрев прямо в глаза, серьезно сказала:

- Я тоже люблю тебя, Анри! Я никогда еще не встречала такого человека, как ты! Я счастлива, что нашла тебя. Я бы хотела быть с тобой рядом всегда, всю свою жизнь, до самой смерти... – тут она осеклась. «Ведь мы расстанемся.... Я верну долги, о которых говорил Учитель и... вернусь в свое время. И исчезнет все – и Лемурия, и моя неземная красота, и... он!» - Я не смогу жить без тебя, Анри! – она вдруг всхлипнула.

- Ну что ты, Юма, нам рано думать о смерти! Ну перестань, я не могу видеть, как ты плачешь.

- Я не о смерти.

- А о чем? Мы скоро поженимся, и будем жить с тобой долго и счастливо. Что печалит тебя, любимая? – его глаза светились нежностью.

- Анри, мне кажется, скоро произойдет что-то плохое...

- Ты о наводнении? Не думай о нем! Может быть, Шонит-Ла просто ошибся в переводе древних книг и никакого потопа не будет. Но даже если и будет – мы ведь построили ковчег.

- Я боюсь.

- Ну что ты! Не бойся, я буду рядом, – он снова стал ее целовать. И в этот раз его губы и руки были более страстными.

- Анри! Что ты делаешь! Отпусти меня, - Юма слабо попыталась вырваться, ощутив, что вслед за плащом с ее плеч сползает платье. – Анри!

Но он не отпускал ее, а наоборот, сжал в своих объятиях еще сильнее, так, что она почувствовала, как бьется его сердце и учащается дыхание. Она сделала еще одну попытку выскользнуть из сладкого плена, но теплая волна, разлившаяся по всему телу от поцелуев, лишила ее сил. Юма стала отвечать на ласки, и неожиданно обнаружила, что и она сама, и он уже без одежды. Прильнув друг к другу, они опустились на траву. И ничто – ни прохладная вечерняя роса, ни крики ночных птиц, ни свет луны не могли их побеспокоить. Анри и Юма растворились друг в друге, и в этот момент не было на свете более счастливых людей...

Глория отшвырнула свое магическое зеркало на пол, закрыла глаза и сжала кулаки так, что ногти больно вонзились в ладони, приводя ее в чувство. Проклятый лемуриец! Он изменил ей! Изменил со своей простушкой-верзилой! Черт! Черт! Черт! Принцесса в ярости схватила со стола фарфоровую чашку и бросила об пол. Упав на мягкий ковер, чашка осталась цела. Рассвирепев, Глория стала топтать ее, пока не превратила в труху. Увидев жалкую горстку осколков, она подумала, что одной разбитой чашки будет мало, и оглядела комнату в поисках чего-нибудь еще. Не найдя ничего хрупкого, принцесса стала разбрасывать вещи, бить их об стены и топтать ногами, производя неимоверный шум. Серебряная и золотая посуда со звоном летали по комнате, книги разрывались на кусочки, одежда и постельное белье были изорваны и истоптаны, куски пирожных раздавлены об пол. Взяв в руки серебряный кувшин, Глория вознамерилась с его помощью довершить погром, метясь в большую люстру из горного хрусталя. В этот момент дверь ее комнаты без стука распахнулась.

- Кто посмел?! – Глория, развернувшись, встретила нежданного гостя с перекошенным от злости лицом. Увидев своего старшего брата Грино, она тут же запустила кувшином ему в голову. Он ловко увернулся и засмеялся.

- Веселишься, сестренка?

- Пошел вон, мерзкий ублюдок! Прочь из моей комнаты! – она подняла с пола золотое блюдо и бросила его в сторону двери.

Грино поймал блюдо в воздухе и насмешливо произнес:

- Ну надо же как распалилась! Из-за какого-то лемурийца!

Глория замерла с тарелкой в руке.

- Что ты сказал?

- Что слышала. Думаешь, только у тебя есть волшебный кристалл?

- Ты... Ты шпионил за мной! Мерзкий маг!

- Ты тоже шпионишь кое за кем, не так ли?

Глория сдвинула брови. Проклятый Грино! Сколько он знает? Зачем пришел? Известно ли ему только об Анри, или же он разведал и о Камне? Принцесса скрестила руки за спиной. «Он не должен прочесть мои мысли»

- Что, крошка Глория, боишься, что я прочту твои мысли? – Грино откровенно наслаждался замешательством сестры. – Что я выдам твою страшную тайну?

- О какой тайне ты говоришь? – Глория старалась говорить спокойно.

- А у тебя их много, что ли? - насмешливо поднял брови принц. – Я знаю самую главную. Да нет, не ту, что ты подумала. То, с кем ты спишь – твое личное дело. Я знаю другое. Государственную тайну. – Грино сделал многозначительную паузу. - План государственного переворота. Ты ведь именно это готовишь, да, Глория? Хочешь заменить нашего папочку на троне Груа! Получить корону и Лемурию! Не больше, не меньше! – Грино замолчал, с удовольствием наблюдая, как побледнела Глория.

- Значит, ты знаешь...

- Да, я знаю.

- Как ты узнал о Камне? Ведь, читая манускрипты Люцифера, я ставила вокруг себя защитный круг! Ты не мог видеть меня в волшебном кристалле!

- Какая наивность! Глория, ты совсем помешалась на магических заклинаниях! Ты пьешь любовный напиток, не замечая, что давно уже по уши влюблена.

- Какая чушь! Ничего я не влюблена!

- Еще как влюблена. У тебя голова идет кругом, сестренка! Ты ставишь вокруг себя защиту из заклинаний и не заботишься о том, чтобы просто оглянуться, когда уходишь из дворца...

- Ты... ты шел за мной?!

- Да, милая, я просто проследил, куда ты ходишь, и нашел твои книги.

- Мерзкий ублюдок! Шпион! – губы принцессы дрожали от гнева.

- Ах! Сколько страсти! А сама-то ты кто? Разве не ты подсматриваешь за Юмой?

- Почему же ты не воспользовался книгами?

- Да потому, моя любимая сестренка, что действовать при помощи этих заклятий может только полукровка – такая как ты, - дочь мага и лемурийки! Именно твоя лемурийская половина дает тебе возможность не упасть замертво, приближаясь к Камню.

- Что тебе нужно, Грино? Зачем ты здесь? – Глория исподлобья посмотрела на принца.

- Ты знаешь, что мне нужно, Глория!

- Ни за что!

- Значит, ты снова отказываешь мне?

- Как ты можешь! Мы же брат и сестра!

- Ой-ой-ой! Кто бы говорил о нравственности и морали!

- Убирайся!

- Хорошо, - Грино помрачнел, - тогда я сейчас же отправлюсь к отцу и расскажу, что задумала его любимая дочь, - он повернулся, чтобы выйти.

Глория сжала зубы так, что они скрипнули.

- Подожди!

- Что, передумала? – на лице принца снова появилась мерзкая ухмылочка.

- Ты не оставил мне выбора.

- Вот так-то лучше, - он обнял Глорию за талию.

- Погоди, Грино. Не сейчас. Ты же видишь, в каком я состоянии.

- Не думай, что сможешь водить меня за нос, сестренка!

- Я и не думаю, Грино. Просто сейчас я... я не могу.

- Когда же? – он провел пальцем по ее шее.

- Через четыре дня.

- Так много? Ну хорошо. Я ждал долго, подожду еще четыре дня. Но ни днем больше, Глория, ты меня поняла?

- Да, Грино. Через четыре дня, вечером я жду тебя здесь.

- Ты не пожалеешь, ваше высочество! – он поцеловал ее и вышел из спальни.

Глория, брезгливо сморщившись, вытерла губы и сжала голову руками. Надо было срочно что-то делать! Она не могла, просто не могла позволить, чтобы этот мерзкий прыщавый тип снова дотронулся до нее! Но он знал о Камне! Если он проговорится отцу... даже страшно представить во что выльется гнев Горра. Что же делать? Принцесса села в кресло и задумалась.

Через полчаса решение было принято, и она позвонила в колокольчик.

- Убери здесь все, - приказала она служанке. – Я немного прогуляюсь. – И, прихватив одну из потрепанных книг, принцесса вышла из комнаты.

Юма проснулась в прекрасном настроении. Прошедшая ночь была самой волшебной ночью в ее жизни. Анри был так нежен, ласков, им было так хорошо вместе, что все ее страхи и сомнения отступили. Королева Юма отбросила теперь уже кажущуюся такой далекой и незнакомой Фиму Шмелеву в самый дальний уголок своей памяти, чтобы та своим существованием не отравляла ей прекрасных минут. Сколько бы этих минут не осталось. Бог с ними – с Шамбалой, с машиной времени. Она была счастлива и не хотела думать о плохом.

Королева сладко потянулась в постели и, повернувшись, увидела на столике завтрак. Поднявшись, она принялась за обе щеки уплетать фрукты и орехи, запивая их соком. В дверь тихонько постучали.

- Да, Тина, можешь войти!

- Добрый день, ваше величество!

- День? Утро, Тина!

- Нет, ваше величество. Уже двенадцать часов. Вы сегодня спали очень долго.

- Двенадцать?! Скорее неси умываться и мое платье! Я же собиралась принести Анри обед на строительство!

- Ну что вы, ваше величество! Вам не подобает носить обеды. Прикажите мне.

- Глупышка! Мне это доставит удовольствие! Он ведь скоро станет моим мужем!

- Да, но...

- Никаких но! Воду неси!

Быстро умывшись и на ходу доедая завтрак, Юма облачилась в простое зеленое платье с вышивкой, кое-как нарисовала на груди голубой треугольник – королевскую защиту от магов и, прихватив принесенный Тиной узелок, выбежала из дворца.

- Ваше величество! – услышала она голос служанки за спиной, - ваше величество, - вам нельзя выходить без сопровождения! Возьмите меня с собой! Совет запретил...

- А мы ничего не скажем Совету – подмигнула Юма Тине и, не обращая внимания на ее возражения, исчезла в зарослях цветущего кустарника.

Тихонько напевая себе под нос, Юма пробиралась сквозь тропический лес в сторону моря. Все-таки жаль, что ей запрещено пользоваться виманой. На летающей доске она двигалась бы гораздо быстрее. Хотя в пешей прогулке тоже была своя прелесть. Можно полюбоваться природой, послушать птиц, посмотреть на диковинных животных. Королева остановилась, поразившись удивительно красивому пению какой-то пичуги. Ей вдруг показалось, что мелодичные трели похожи на человеческий голос. Она сделала несколько шагов в сторону и поняла, что действительно слышит голоса. Вскоре они стали отчетливее и разделились на мужской и женский. Приблизившись к небольшой поляне, она выглянула из зарослей и увидела Анри. Он лежал на траве, обнаженный, а рядом, прильнув к нему, расположилась красивая, миниатюрная незнакомка с оливковой кожей. Юма, потеряв дар речи и способность двигаться, прислонилась к огромному стволу дерева.

- Анри, неужели Юма так уж хороша?

- Глория, я прошу тебя!

- Я знаю, тебе не хочется говорить о ней, тебя мучает совесть. Мой благородный честный великан!

- Я виноват перед ней! Я так виноват перед ней! Что ты сделала со мной, Глория? Ведь я люблю ее!

- В самом деле? – Глория жестко рассмеялась. – Что же ты делаешь здесь?

- Не знаю.

- Да ты просто живешь вчерашним днем. Ты любил ее когда-то...

- Я люблю ее всем сердцем! Люблю сейчас!

- Только сердцем? – в ее голосе послышались насмешливые нотки.

- Глория!

- Ты ведь спал с ней. Ты спал с ней, Анри? Признайся! Впрочем, можешь не признаваться, я и так знаю. Ну и что, кто из нас лучше?

- Прекрати! Юма – само совершенство!

- Ах, совершенство! А твое совершенство умеет делать вот так? ... А так?... А вот так?...

- Глория! Глория... Глория... – Анри застонал.

Юма, не в силах больше смотреть на них, отвернулась и бросилась бежать сломя голову, не разбирая дороги, ломая ветки и больно царапаясь о колючие кустарники. Она выбежала на край леса и увидела, что дворец остался далеко позади. Чувствуя дикую усталость, не замечая ни ссадин на своем лице, ни разорванного в нескольких местах платья, королева медленно побрела в сторону города, крепко прижимая к груди уже не нужный узелок с обедом для любимого жениха.

- Ваше величество! Боже мой! Что случилось?! – Тина выскочила навстречу королеве.

- Оставь меня, - тихо ответила Юма.

- Но... ваше величество! У вас лицо в крови, платье разорвано!

- Оставь меня, Тина! – Юма подняла глаза на служанку и посмотрела на нее так, что та отшатнулась.

- Ваше величество...

Но Юма скрылась в спальне, захлопнув дверь.

Здесь, где никто ее не видел, она села прямо на пол и заплакала. Он обманул ее! Подло предал! Боль от этой мысли была так велика, что королеве было тяжело дышать. Слезы лились из глаз, она сидела на ковре, уставившись в одну точку и теребила в руках все тот же узелок с обедом. Как счастлива она была всего пару часов назад! И как мимолетно оказалось это счастье!

- Все бы на свете отдала за то, чтобы сейчас на меня наслали этот самый аведук! – вслух сказала Юма. – Только бы все забыть! Только бы забыть. Все – Лемурию, Шамбалу, а главное - его!

Королева просидела на полу так долго, что у нее затекли ноги, а онемевшие руки так и не выпустили узелка. Юма словно окаменела, забыв о том, кто она и где находится. В чувство ее привел стук в дверь.

- Ваше величество! – послышался голос Шонита-Ла. – Ваше величество! Откройте! Мне нужно с вами поговорить.

- Уходите! Уходите все!– крикнула Юма.

- Открой мне, Юма! – раздался голос принца.

Она с трудом поднялась и впустила Доро. Он бросился ей на шею.

- Юма! Сестричка! Что с тобой? Что случилось? Кто обидел тебя?

- Доро! Доро! Милый, я так несчастна!

- Кто? Кто сделал тебе больно, Юма? Скажи мне!

- Он. Анри.

- Анри?! Что он сделал?

- Он... Ты еще слишком мал, Доро!

- Я уже большой, Юма! Скажи мне! Он что, отказался на тебе жениться?!

- Нет, Доро! Он обманул меня!

- Обманул? Не может быть! Что он сказал?

- Он встречается с другой женщиной, Доро!

- С другой? Не может быть! В Лемурии нет женщины красивее и умнее тебя, Юма! Кто сказал тебе об этом? Наверно, это ошибка!

- Нет, Доро! Это не ошибка! Я видела их. Я сама, своими глазами видела их. Они... целовались ... там, в лесу.

- Целовались?!

- Да, братик. Он предал меня!

- Как же... Я хотел называть его братом после вашей свадьбы! Как он мог! Пойдем, расскажем Шониту-Ла! Совет сошлет его на рудники в Груа! – Доро сжал кулаки.

- Нет, Доро. Я не пойду жаловаться в Совет. Я все-таки королева, - Юма ласково улыбнулась брату и вытерла слезы. – Мне в голову пришла другая мысль.

- Что ты придумала, Юма?

- Я выйду замуж, Доро.

- Замуж? За кого?

- За того, за кого я должна была выйти. За наследника Груа - Грино.

- Юма!

- Да, Доро. Я оставлю трон тебе.

- Не надо, Юма! Я не хочу оставаться один! Я не хочу быть королем!

- Мы будем видеться, братик! Я буду приезжать к тебе в гости.

- Нет, Юма! Я знаю, что не будешь. Наша мама никогда не приезжала к нам из Груа.

- Значит, мы будем встречаться тайно. Не переживай, я не брошу тебя.

- Нет, Юма! Не надо выходить за Грино, пожалуйста!

- Я не смогу больше жить в Лемурии, Доро! Прости! Пойдем, расскажем все Шониту-Ла, - Юма решительно поднялась и распрямила плечи.

- Но сестренка!

- Пойдем, Доро.

- Юма, тебе нельзя выходить в таком виде, - принц с жалостью посмотрел на сестру.

Королева подошла к зеркалу. Тусклое стекло показало ей растрепанную, заплаканную молодую женщину, с глазами, полными боли и отчаяния. На щеке виднелась царапина. Юма усмехнулась. Как отличается это отражение от того, что она увидела в этом зеркале первый раз!

- Позови Тину, Доро! Мне необходимо привести себя в порядок, - спокойным ровным голосом попросила королева.

Глава 12. Друзья.

Лемурия готовилась к празднику Солнца. Вернувшиеся с работ горожане украшали свои дома и дворы гирляндами из цветов, под руководством дворцовых слуг расчищали дороги для прохода Великого Хоровода. Всюду царила веселая предпраздничная суета, заранее готовились сладости и печения, отчего воздух в городе был напоен смесью цветочных ароматов вперемежку с запахом пирогов.

Анри поднимался по крутому склону, срезая дорогу к дому своего близкого друга и его жены. Настроение у молодого инженера было подавленным. Сегодня он вновь встретил в лесу Глорию. И, несмотря на все обещания, данные себе и Шониту-Ла, он не справился. Снова черноволосая бестия взяла над ним верх. Анри тяжело вздохнул. С того дня, когда он впервые встретился с принцессой Груа, он сильно изменился. Он перестал шутить и улыбаться, стал замкнут и мрачен. Под глазами залегли темные тени, лицо осунулось – сказывались и бессонные ночи, и наказание голодом. Но не это беспокоило молодого лемурийца. Юма. Королева Юма – вот что терзало его сердце и разъедало душу. Любимая, нежная, самая лучшая на земле женщина была обманута им! А ведь она так верила ему!

Анри подошел к небольшому, красочно расписанному домику. Из окна доносился звон посуды и веселые голоса. Может быть, он зря сюда пришел? Зачем портить людям предпраздничное настроение? Анри остановился в нерешительности, но тут из окна выглянула миловидная блондинка.

- Анри! Что же ты стоишь перед дверью! Входи скорее!

- Привет, Лита!

- Привет-привет! Тамил! – закричала она вглубь комнаты. – Тамил! Анри здесь!

- Анри! Привет, дружище! – из комнаты, верхом на вимане вылетел молодой мужчина – светловолосый, с бородой и усами и длинными волосами. Он был одет в зеленую рубаху с короткими рукавами, открывающими мощные мускулистые руки. Черные бриджи закрывали ноги примерно чуть выше колен. Ниже колен ног у человека не было.

- Здравствуй, Тамил! Давно не виделись! – Анри подал другу руку. Тамил завис на вимане так, чтобы быть одного роста с Анри.

- Да уж, ты теперь такая важная птица, что не часто жалуешь нас своим присутствием! – весело ответил Тамил. – Как дела? Выглядишь неважно. Устаешь на ковчеге?

- Да. И нет. В общем... Как вы-то?

- Мы, как видишь, в порядке. С тех пор, как ты изобрел виманы, я стал чувствовать себя человеком – полноценным членом общества. Помогаю жене, иногда разрешают помочь и на строительстве. По плотницкой части. Что-то я тебя там не вижу. Готовишься к свадьбе? – Тамил подмигнул и ткнул друга в бок.

- Я пришел поговорить. Мне нужен совет, - Анри опустил глаза.

- Что-то случилось? – Тамил сразу посерьезнел. – Пойдем на воздух. И он направил виману в сторону заросшей вьющимися цветами веранды.

- Мальчики! Хотите выпить сока перед ужином? – заглянула к ним Лита – аккуратная, румяная, пухленькая красотка с явно округленным животиком.

- Да, любимая, принеси, пожалуйста!

- Не секретничайте без меня! Я сейчас приду! – закричала она из кухни.

- Вы ждете ребенка?

- Да, как видишь! Ждем. Надеюсь, в этот раз все разрешится благополучно.

Анри почувствовал себя виноватым. У друга все хорошо, а он пришел со своими проблемами! Супруги пережили столько горя – сначала несчастный случай, произошедший с Тамилом на строительстве в прошлом году, потом потеря новорожденного ребенка...

- Анри! Я здесь! – Тамил тронул друга за плечо.

- Да, Тамил! Поздравляю вас! Будем молиться, чтобы все было хорошо! Лита просто расцвела!

- Да, с прошлым годом не сравнить. Мы плакали от счастья, когда узнали, что она вновь беременна. Шонит-Ла говорит, что душа нашего ребенка снова пришла к нам. Так о чем ты хотел поговорить?

- Да так, ни о чем. Ерунда, - Анри отвел взгляд.

- Анри! Я тебя прекрасно знаю. Выкладывай, что у тебя приключилось.

Молодой инженер помолчал немного и произнес:

- Я подлец.

- Ничего себе заявление! – удивился Тамил. – Что ты натворил?

- Я обманул Юму.

- Как?

- Я был с ней, понимаешь, там, в саду... Я ... мы были близки.

- Ну друг! – облегченно протянул Тамил. - В чем же тут обман? Вы же скоро поженитесь! Поторопились немного, и всего-то. Это не повод так себя терзать.

- Это не все!

- А что еще?

- Я изменил ей.

- Изменил Юме?! С кем?!

- С принцессой Груа.

- С кем?!

- Да, с магиней.

- Анри! Да как же... Что же... – растерялся Тамил. – Ты был в Груа?

- Нет, мы встретились в лесу.

- Ты... Она околдовала тебя, да?

- Не знаю, наверно. Я был без защиты.

- Вот это да! – ошарашенный такими новостями, Тамил замолчал.

- Я не знаю, как мне быть, Тамил.

- Дай подумать. Если ты признаешься, Совет сошлет тебя на рудники!

- Я все рассказал Шониту-Ла.

- Рассказал?!

- Да, он знает. Он наложил на меня наказание голодом и лечение Камнем.

- Но... Ведь связь с колдуньей – государственное преступление!

- Я слишком ценен для Лемурии сейчас, - горько усмехнулся Анри. – Но не это гложет меня, Тамил. Юма! Юма – вот что главное!

- Не вздумай признаваться ей!

- Шонит-Ла сказал то же самое.

- Он прав. Это ее убьет. Тем более после того, что у вас было...

- Это еще не все, друг.

- Куда же больше?

- Я продолжаю встречаться с Глорией.

- Глория? Дочь Ялы и Горра? Черная Принцесса! – ужаснулся Тамил.

- Да. И я встречаюсь с ней по-прежнему. Каждый раз я даю себе слово прогнать ее и... когда я вижу ее глаза, кожу, волосы...

- Дружище! Да ты влюблен!

- Я люблю Юму! – почти закричал Анри.

- Тише, тише! Лита услышит. Конечно, ты любишь Юму. А все-таки... – Тамил понизил голос и спросил, заговорщицки сузив глаза - Анри, а каково это – с магиней?

Анри собрался было что-то резко ответить, но Тамил вдруг неожиданно пропал из его поля зрения и в ту же секунду раздался грохот. Анри глянул вниз. Тамил беспомощно лежал на полу, вимана валялась в стороне. - Говорил я тебе, не взлетай так высоко, - Анри, помог другу подняться и усадил в кресло.

- Ты не мог сделать для виман топливо понадежней, чем чистые мысли? - спросил Тамил, потирая ушибленный локоть. Я постоянно набиваю себе синяки и шишки.

- Виману нельзя использовать постоянно, ты истощишь себя, Тамил! Я сотни раз говорил тебе – сделай себе кресло на колесах! Ты же плотник.

- Кресло! Вимана слушается малейшего моего каприза, с ней я все равно, что с ногами. А кресло что! Деревяшка! Прости меня!

- За что?

- За мой дурацкий вопрос. Ты пришел за помощью, а я... – Тамил виновато поглядел на друга.

- Не извиняйся, Тамил. Я сам так грешен, что не могу судить тебя.

- Давай подумаем, как избавить тебя от Черной принцессы.

- А вот и сок! – в комнате возникла сияющая Лита. – Что у вас тут произошло? Я слышала какой-то шум. Что, этот неугомонный тип – она ласково посмотрела на мужа – опять свалился с виманы? В таком случае, рискну предположить, что вы говорили о женщинах! Так? – она сделала шутливо-строгое лицо. – Признавайтесь!

- Признаемся! Обсуждали женские прелести и я ударился об пол, – повинился Тамил.

- Ладно. Прощаю. Тем более жениху. – Она хитро подмигнула Анри. – Как там Юма? Я сто лет ее не видела. Уроки с Доро отнимают у меня все время. Некогда даже зайти повидаться с подругой детства.

- Все в порядке. Извините, друзья, мне нужно идти, я не смогу с вами поужинать, - засобирался Анри. - Как же? Ты же только что пришел, Анри! – Лита искренне огорчилась. – Мы так давно не собирались за одним столом!

- Извини, Лита. В следующий раз. Мне действительно надо идти.

- Анри, мы ведь не договорили, - Тамил тревожно поглядел на друга.

- Я зайду на днях, - пообещал он и поцеловав Литу в щеку, и пожав Тамилу руку, быстро ушел.

- Что это с ним? – удивилась Лита. – Мрачный, вид усталый. Он не заболел?

- Да нет. Просто волнуется перед свадьбой.

- А! Ну это мне понятно. – Лита улыбнулась. – А они красивая пара, да? Юма и Анри? У них будут прекрасные дети. – Она нежно погладила себя по животу. – Будут играть вместе, как мы когда-то...

продолжение следует...

Лариса КАЛУГИНА.

"Все права на перепечатку и использование материала принадлежат автору и защищены Законом об авторском праве РФ".