Понедельник Проснулась на час раньше обычного, чтобы успеть совершить утреннюю пробежку и принять контрастный душ - два общепринятых спутника новой жизни. Достала спортивный костюм, обнаружила, что штаны разошлись по шву в самом интересном месте, положила их туда, где взяла, и легла досыпать. Ну её, новую жизнь. Лучше посплю. По крайней мере попытка была.

Мишка сонно хмыкнул, когда я, продрогшая, нырнула обратно под одеяло, и, прижимая меня к себе с целью согревания, не удержался от подколки:

- Ну что, уже набегалась, спортсменка ты моя?

- Спи! – обиделась я и отползла в самый уголок кровати.

Вторник

Сегодня ехала в метро, увидела хулиганистую компанию, в которой девчонки наравне с парнями пили пиво и хрипло матерились, и подумала: «А вот в моей прилизанной жизни правильной девочки, маменькиной дочки, перспективной чиновницы, будущей примерной жены, - есть что-нибудь провокационное? Наверное, нет»…

Даже в моём окружении все такие же правильные, как я. Ну там, знаете, кактусы растят, книги читают, в театры ходят, а потом обсуждают игру актеров. В общем, напряг с темными личностями, не могу даже припомнить ни одного знакомого с экстремальным прошлым. Ну хоть бы раз кого в кутузку замели, хоть бы кто на порно-сайте засветился, или там травку бы курнул… Так нет же! Как говорит моя подружка Ксеня: «Самое страшное твое преступление - это разговор с водителем трамвая во время движения».

Очень стыдно мне писать такие вещи, чувствую себя почти ущербной. Такая чистая наивная девочка в темном царстве насилия, преступности и зла.

Короче, иду вдоль Садового кольца и изо всех сил вспоминаю свои грехи. Ничего страшнее танца на столе во время выпускного не приходит на ум. В руках – мобилка, последняя модель.

В общем, я сразу даже не поняла, что случилось… Бритоголовый парень в красной майке с силой рванул меня за руку, причем за правую, недавно вывихнутую, выхватил телефон, и споро нырнул в плотный поток машин, плывущий по Садовому кольцу. Вздрогнув от боли, я схватилась за локоть, и тут же услышала возмущенный визг тормозов. «Пробочное» время ещё не началось, так что скорость у автомобилей была приличная, а парень помчался наперерез. Раз пять рискнув жизнью (да мой телефон того не стоил, мальчик!), красная майка скрылась в темной подворотне…

…Вообще-то в детстве я была сорвиголовой. Носила короткую стрижку, играла в «догонцы» наравне с мальчишками, считала, что царапины на видных местах, обильно смазанные зеленкой, - очень статусная вещь в дворовом социуме, и прыгала на спор с крыши гаража на строительный мусор.

Но, во-первых, с тех пор прошло больше двадцати лет, и все эти двадцать лет я как-то не очень практиковала догонялки, и столько же - если честно - не прыгала с гаражей.

А во-вторых, я буквально вчера купила новые туфли под свою любимую коричневую сумку. Туфли были на вот-таченной шпильке.

По двум вышеуказанным причинам я не бросилась в плотно и быстро движущийся поток машин за красной майкой, упиваясь блеклой надеждой увидеть ещё раз свой любимый телефончик.

И вот я сижу за своим рабочим столом и, похныкивая, описываю этот случай. Ровно час у меня нет телефона. Весь этот час я занималась какой-то ерундой: писала заявление о краже, просила мобильного оператора блокировать счёт, выслушивала соболезнования сослуживцев… Ну и поплакала, конечно, для приличия. Когда со всех сторон на тебя изливаются потоки искренней жалости, девочки делают тебе чай, а парни в бессильной злобе сжимают кулаки, так хочется, чтобы это продолжалось подольше…

Сказать, что без телефона я чувствую себя неуютно - ничего не сказать. Номер я, конечно, восстановлю, так что все жаждущие меня услышать завтра мне дозвонятся. Другой аппарат я найду. Так почему же так хреново?

Проблема была даже не в том, что он был новый. И не в том, что дорогой. Не в том, что за пять минут до кражи я обновила счет. Проблема в том, что в памяти телефона остались две фотки эротического содержания, сделанные Мишкой в момент моей подавленной множественными оргазмами воли. Я переживаю. Короче, хулиганья в нашей жизни предостаточно...

Мальчик в красной майке! Если ты читаешь эту статью, то знай: в момент, когда делались те фотографии, я была без макияжа!

И без мозгов…

Среда

Всё-таки мы все – рабы цивилизации. Один день я прожила без телефона, а чувствую себя как в каменном веке. Мишка привез мне на работу его старый аппаратик, и я, дрожа от нетерпения, запихнула туда восстановленную сим-ку. Буду теперь хоть и не модная, но мобильно доступная.

Комментируя произошедшее событие, Мишка сказал, что он купит мне два новых телефона и повесит на резиночку, как маленьким деткам зимой вешают варежки. Тогда есть шанс, что я хотя бы один из них не потеряю, не забуду, у меня его не украдут, не вырвут, не отнимут и т.д.

- Иногда мне кажется, что моя миссия на земле - защищать тебя от ужасов этой жизни, - закончил Миша свою пламенную речь.

Я промолчала. А что тут скажешь?

Четверг

У меня заболел зуб. Ноет, сволочь, и мешает сосредоточиться на работе. А стоматологи в моей голове ассоциируются только с болью, бормашиной и вырванными зубами. Буду терпеть до последнего.

Пятница

Зуб болит так сильно, что я сегодня расплакалась от жалости к себе. Поняла, что пора звонить стоматологу.

Оказалось, Мишка ещё вчера записал меня к своему волшебному врачу, точнее врачихе, которая делает всё быстро и не больно. Что-то не верится… Есть подозрения, что эта врачиха - голубоглазая и длинноногая блондинка. Ладно, разберемся…

Суббота

Мы с Мишкой сидим в очереди в стоматологической клинике в окружении плакатов, на которых нарисованы бобры, грызущие яблоки, белочки с орешками и улыбающиеся люди со здоровыми зубами. Прямо перед моими глазами висит тест, состоящий из десяти вопросов примерно следующего содержания: как часто вы чистите зубы, как часто вы пользуетесь зубной нитью, как часто едите сладкое, когда в последний раз были у стоматолога и т.д. и т.п. На каждый вопрос дано по четыре варианта ответа, но у меня всё время выходит вариант «Г», стоимость которого в балльном выражении равна нулю.

Набрав в итоге два балла из возможных восьмидесяти, узнаю, что я - безответственный человек, и что если я в течение суток не попаду в лапы стоматолога, то зубы мои синхронно выпадут изо рта, обнажив безобразные больные дёсны, на которые ни один зубной врач не решится сделать протезы. Поэтому явственно вырисовывается перспективка заиметь вставную челюсть, которую на ночь придется класть в баночку со спецраствором.

- Когда выйдем отсюда, я куплю тебе твой любимый карамельный пудинг, - пытается поддержать меня Миша.

- Два, - обреченно торгуюсь я, слушая доносящиеся из кабинета визгливые звуки бормашины: какой-то пациент принимает полагающуюся ему порцию пыток.

Когда подошла моя очередь, я на ватных ногах доплелась до стоматологического кресла, в ручки которого вцепилась изо всех сил, и голосом готового к казни человека сообщила своему палачу:

- Мне двойной наркоз.

- Хорошо, солнышко, - ухмыльнулась стоматологиня (которой, кстати, лет сорок, замужем, трое детей) и надела на лицо белую маску.

«Наверное, это чтобы я не видела её издевательски ухмыляющейся улыбки, когда она будет сверлить мне зуб», - подумала я.

… Через час я уже прогуливалась рядом с Мишкой по супермаркету вдоль рядов с молочной продукцией в поисках моих любимых карамельных пудингов. Выторговала у Мишки целую упаковку.

Так как прошедшая пытка оказалась, как мне и было обещано, практически безболезненной, то я с полным правом чувствовала себя воскрешенным к жизни человеком, которому смертную казнь любезно заменили на помилование. Врач - стоматолог уже казалась мне милой и обаятельной тётечкой, а бобры на плакатах - очень даже приличными зверьками. И даже немного ноющий от анестезии зуб не мешал мне наслаждаться радостями жизни.

Домой я шла вприпрыжку, чем вызывала недовольство Михаила, который одергивал меня и свистящим шепотом увещевал: «Да прекрати ты, люди же смотрят!».

Но в меня на весь оставшийся день вселилась Пеппи Длинный Чулок, которая настойчиво требовала глупостей и сумасбродств. Не утихомирилась я даже во сне, и Мишка рассказывал, как всю ночь я беспокойно ворочалась и слёзно объясняла кому-то, что «я никуда не поеду!».

Воскресенье

Сегодня мы проснулись в боевом настроении и решили пойти в гости к Лёшке - знакомиться с его будущей женой и дочкой.

Прошлым летом Лёша на недельку ездил в Туапсе с друзьями, и вернулся оттуда совершенно другим человеком. Он оповестил всех, что отныне он - женатый человек, потому что там, в городе у моря, он встретил женщину своей мечты. Женщину звали Натальей, ей было тридцать лет (Лёше – двадцать четыре), она имела за плечами два брака, финансово-жилищные проблемы и дочку пяти лет Полиночку, которую Лёша благородно собирался удочерить.

Надо знать Лёшу, его гипернаивность и абсолютную неприспособленность к реальной жизни, чтобы понять, почему никто из его друзей не принял эти слова всерьёз. Все ждали, что он перегорит через пару месяцев, но Лёша бредил семейной жизнью, разрабатывал план переезда жены с дочкой к нему, активно продолжал с Натальей смс-очный роман и мучил друзей вопросами, типа: «А какие документы нужны, чтоб ребенка в детсад устроить?», «А где бы снять двухкомнатную квартиру в моем районе, чтоб не дороже пятисот баксов вышло?», «А тридцать тысяч нам хватит на первое время, пока Наташа работать не пойдет?».

Помню, он так замучил Мишку этими вопросами, что однажды, когда в районе одиннадцати часов вечера у нас в квартире раздался звонок и Миша в трусах пошел открывать, то, взглянув в дверной глазок, он с силой рванул на себя дверь и зло прокричал кому-то на лестничной клетке: «Да, вам хватит тридцати тысяч!», - и захлопнул дверь.

Глупо было спрашивать, кто там приходил.

Так вот, три дня назад Лёша позвонил нам и пригласил в гости - знакомиться. Мы с Мишкой негласно считались ангелами - хранителями Лёши (мы сами себя назначили на эти незавидные должности), и шли к нему с явным намерением объяснить Наташе, что Лёша - не лох, и пользоваться им, как кучером, который радостно и наивно перевезёт её в столицу на своём горбу, мы не позволим.

Но… Наташа оказалась взрослой, умной и по уши влюбленной в Лёшу женщиной, причем выглядевшей намного младше своих лет, так что с Лёшиком они смотрелись как ровесники, а в пятилетнюю Полиночку мы влюбились с первого взгляда.

Снятая квартира, остро нуждающаяся в ремонте, не смотря на не до конца распакованные чемоданы, была невероятно уютна, и мы трогательно - мило проболтали с ними до глубокой ночи.

По пути домой мы с Мишкой решили, что наша дочка Катенька будет обязательно похожа характером на сорванца Полиночку. От реализации задуманного нас отделяли всего три глагола - зачать, родить и воспитать дочку. Но даже на первое действие этого плана сил уже не было, и мы заснули как убитые.

Мораль:

Познав первые разочарования и несправедливости жизни, пережив и перестрадав первые предательства, лет в шестнадцать я решила, что отныне я буду жить по принципу «Жди от жизни худшего»: тогда всё плохое будет вполне запланированным и ожидаемым событием, не сильно бьющим по моей психике, а всё хорошее - станет приятной неожиданностью.

По этой схеме я прожила пару дней и поняла - я превращаюсь в пессимистически настроенную хмурую тётеньку с характером старухи Шапокляк. «Нет уж! – решила я. - Это диагноз не для меня». Я хочу жить и радоваться жизни, а все её негативные моменты научусь воспринимать как обязательную часть программы. С тех пор я так и живу, и я - счастлива, не смотря ни на что.
Самое главное - научиться верить в людей…

ОСА

продолжение следует.