Понедельник Эврика! Я открыла формулу настоящего полноценного отдыха. Не знаю, распространяется ли её действие на других, но на меня она действует безотказно. Как выяснилось, самый главный элемент отдыха для меня – это его неограниченность. Раньше всё было иначе. Каждый отпуск, каждые каникулы я вынуждена была планировать, утрамбовывая в ограниченное количество дней неограниченное количество дел.

И с первого нерабочего дня я в голове вела календарь обратного отсчёта дней до выхода на работу: осталось десять дней, девять, восемь… три, два, один – и снова рабочие будни.

Я знаю, что подобные симптомы свойственны в основном людям, которым не нравится их работа или учёба, и они ежедневно отбывают срок в пределах своего офиса или класса. У меня же в жизни такого не бывало: учиться мне всегда нравилось, а работу я выбирала сама, и меняла её только в тот момент, когда она переставала меня вдохновлять.

Но, тем не менее, всегда после отпуска я выходила на работу какая-то… неудовлетворенная и не отдохнувшая, потому как куча дел так и оставалась не переделанной, а отваляться в своё удовольствие в постели перед телевизором я тоже не смогла, потому как никогда не умела отдыхать, пока есть ещё недоделанные дела.

Этот пунктик я приобрела ещё в детстве: меня никогда не выпускали гулять, пока у меня не сделаны уроки. В результате пунктик этот из разряда «бзика» перерос в разряд «патологии»: все уроки, заданные на неделю, я выполняла в первый же вечер, потому как знала, что всю неделю не смогу спокойно и бесшабашно веселиться во дворе, пока не напишу все заданные сочинения и не решу все задачи под звёздочками. Возможно, эта тактика и сделала из меня круглую отличницу, но помимо этого она подарила мне кличку «ботанка» на все школьные годы и отняла у меня порядочное время «недогуляного, недохулиганеного» детства.

Этот год начался иначе. Осознание того, что время моего отдыха неограниченно, и что я – временно безработный (читай – свободный человек), я на радостях позволила себе спать столько, сколько хочется. А хотелось очень много. Ослабленный недосыпом организм усиленно восполнял пробелы: я спала по четырнадцать часов в сутки, потом просыпалась, чтобы поесть и посмотреть новости, из которых узнавала, что всё относительно спокойно, никаких метеоритов вроде бы к нам не приближается, никаких землетрясений не предвидится, никакие реки не выходят из берегов. Успокоенная этими новостями, я опять засыпала. Вот так вот, в сонном царстве Морфея, я и провела первую неделю своих каникул.

В общем, сплошной и нескончаемый праздник живота и подушки…

Вторник

Сегодня я испытала неземное блаженство и чувство, что мне вернули давно забытое удовольствие. Сегодня я … читала! С самого раннего детства, с момента, когда я впервые из букв м-а-м-а смогла сложить первое слово, я стала ярым фанатом чтения. Я читала запоем сказки, и в детском саду воспитатели безбожно эксплуатировали моё увлечение, сажая меня читать книжку про какого-нибудь конька-горбунка моим засыпающим согруппникам.

В подготовительной группе я читала так бегло, быстро и грамотно, что меня даже возили на конкурс чтецов в Дом Пионеров, где я, подавленная большим количеством взрослых слушателей и бантом, туго стянувшим мои волосики на макушке, громко читала стихотворение Анны Ахматовой «Сжала руки под тёмной вуалью…», а потом ещё и незнакомый текст из толстой книжки без картинок.

Творчество Ахматовой в исполнении толстой пятилетней девочки с большим белым бантом (то есть меня), не до конца понимающей смысл стихотворения, и потому с особым мазохистским удовольствием выговаривающей фразу:

…Как забуду, он вышел, шатаясь,

Искривился мучительно рот…

произвело фурор, я помню, что мне долго хлопали и смеялись, а мама порывисто обнимала меня за кулисами. А потом помню триумфальное возвращение домой, когда мама вручила мне три огромные шоколадки и леденец на палочке, объяснив, что это приз за первое место, хотя я видела этот сладкий ассортимент на прилавке ближайшей к Дому Пионеров палатки

И я, невероятно довольная собой, победоносно вышагивала со своим бантом по улице, лизала леденечного петушка, и краем уха слышала, что мама с бабушкой, еле поспевающие за мной, тихо обсуждают какую-то «мымру с начёсом», которая куда-то «пропихивала» своего «бездарного отпрыска», и что вообще «всё куплено». Ну, это уже не важно…

Так вот чтение навсегда стало самым большим увлечением моей жизни. Даже учебники с их сухими официальными текстами были для меня священными книгами, и мне казалось кощунством делать пометки на полях и пририсовывать усы великим писателям, фотографиями которых были щедро снабжены учебники литературы. В общем, я любила чтение.

Когда я выросла, выучилась, и стала работать, времени на любимое увлечение почти не осталось – разве что в транспорте, по пути на работу и с работы, да плюс выходные, когда, улучив часок, можно забраться с ногами на диван, укрыться пледом, и проглотить страниц пятьдесят из выхваченной наугад из домашней библиотеки книги.

Но с тех пор, как я пересела за руль и перестала пользоваться общественным транспортом, а объем работы стал таким, что вечерами в будни ничего уже не успеваешь сделать, так что все стирки-готовки-уборки переносятся на субботние - воскресные дни, на чтение времени не сталось вообще.

И вот сегодня, проснувшись после полудня, плотно позавтракав и решив, что из постели я никуда сегодня не вылезу, я взяла с полки первую попавшуюся книгу, оказавшуюся сборником рассказов Виктории Токаревой, мастерицы женской прозы, и…очнулась только вечером, когда Мишка, вернувшийся с гулянки, спросил, что у нас сегодня на ужин.

- Ой, Кош, я ничего не приготовила, прости, - сказала я.

- Но судя по твоему довольному выражению лица, ты не очень-то раскаиваешься, - заметил Мишка.

- Понимаешь, я читала. Я так соскучилась по чтению, что не могла оторваться…

- Как можно читать шесть часов подряд? – Спросил недоумевающий Миша, не читающий ничего, кроме инструкций ко всяким техническим новинкам и надписей на упаковках всякой снеди, а из художественных авторов признающий только Акунина.

- Можно, поверь мне, - сказала я. – Вспомни своего друга Андрюшу Чащина, когда он вернулся из армии…

Андрюша в течение трёх суток праздновал свое избавление от двухгодовое воздержания за закрытыми дверями спальни в обществе двух девиц, отловленных им на троллейбусной остановке, и ящика пива, в то время, как его друзья ломились обнять своего отслужившего товарища и разделить с ним счастье от вновь обретенной свободы…

- Да, Андрюша тогда хорошо оторвался, но он-то из армии вернулся, а ты-то тут при чем?

- Считай, что я вернулась из мест лишения свободы путем загруза работой настолько, что света белого не видно. А теперь я вышла, по амнистии, и полной грудью лопаю свободу, а возможность многочасового чтения считаю подарком судьбы…

- Ну, спасибо тогда, что ты читала всего шесть часов, а не трое суток.

- Рано благодарить, милый, мои выходные только начались…

Среда

День с ночью поменялись местами. Теперь я засыпаю в районе четырех утра, а просыпаюсь в районе обеда. Какой-то гламурный образ жизни, ей-богу! Если бы мне в скором времени нужно было бы выходить на работу, я бы уже сейчас начала переживать за то, что выбилась из графика, и стала бы насильно засовывать себя в этот график, ложась спать в одиннадцать в надежде сразу же уснуть и проснуться хотя бы в девять утра.

Но так как это мне не грозит, и никаких переживаний я не испытываю, то я смакую жизнь, выполняю все свои желания и ни в чем себе не отказываю. Я сама себе завидую!

Четверг

Сегодня мы с Мишкой ходили в гости к друзьям. Вообще друзья нас ангажировали на совместный просмотр нового активно рекламируемого фильма, который в это время шел во всех столичных кинотеатрах, но Мишин друг с женой уже обзавелись пиратской копией этой картины, и предлагали нам разделить удовольствие от созерцания предполагаемого шедевра. Также нас обещали познакомить с человеком-гамбургером по имени Максим.

О нем ходила легенда, что однажды его случайно закрыли в гараже, откуда он выбрался только через сутки. Так вот, будучи зверски голодным, он привел в ужас всех работников ближайшего Макдональдса тем, что на их глазах съел семнадцать гамбургеров, и семь порций картошки-фри, запивая их кока-колой, а, выйдя из этого царства фаст-фуда, в ларьке напротив купил ещё и порцию чипсов – так сказать, отполировать съеденное.

Максим оказался невысоким плотным коренастым парнем, сильно опоздавшим к началу праздника. Мы все уже наелись, посмотрели обещанный фильм, и «болтали за жизнь», когда Максим, извинившись за опоздание (его задержали предыдущие гости, из которых он и ехал к нам), разбавил нашу сплочённую компашку.

На моих глазах этот человек, ссылаясь на сытость, съел огромную курицу, пять порций различных салатов, и ещё с дюжину бутербродиков, а ссылаясь на то, что сегодня он уже и так хорошо выпил, и особо много пить больше не будет, уговорил в одиночку семь бутылок пивасика и бутылку мартини, приготовленную хозяйкой для дам.

Отвалившись на спинку дивана, Максим стал рассказывать какую-то занимательную историю, но отвлекся на звонок мобильного телефона, после которого сразу, не закончив историю, стал прощаться:

- Извините, мне идти надо. Жена звонила. Ругается. Ждет ужинать…

Когда он ушел, хозяин успокоено вздохнул, а хозяйка прокомментировала:

- Слава Богу, еды хватило… Максим всегда столько ест, что мне страшно – не останутся ли остальные гости голодными…

- Я уже молчу, сколько Максим пьет… - усмехнулся хозяин.

- Да, сильно! – Выдохнул Мишка. - И не толстеет при этом!

- Мне бы его обмен веществ, - мечтательно заметила я.

- Да уж, экий глыба, экий человечище! – Ернически добавил Миша.

Пятница

Из всех событий пятницы мне запомнилась только моя неудачная попытка испечь пирожки с вишней. Тесто всё расклеилось, вишня вся вытекла, начинка расползлась по противню, и я хотела было уж скрыть свой кулинарный промах, уничтожив все его доказательства и результаты.

Но Мишка вернулся раньше положенного времени, ещё на лестнице учуял запах вкуснятины, и стал ломиться на кухню, угадывая, чем же я его сегодня удивлю. Мне пришлось отскрести от противня тесто, измазать его начинкой и щедро засыпать сахарной пудрой, убедив Мишу, что так всё и задумано.

- Ничего вкуснее не ел, - сказал он, попробовав мой вишневый шедевр поварского искусства.

«Нет, всё-таки он тебя любит, - скептически заметил мой внутренний голос. – Другой на его месте либо подарил бы тебе кулинарную книгу, либо повесил бы на духовку амбарный замок».

Суббота

Выходной день… Как сильно обычно я жду субботу! А сегодняшняя суббота похожа на любой из будних дней, как сестричка - близняшка.

Поделилась с мамой своим состоянием покоя и умиротворения, и мама не преминула добавить в мою бочку меда ложечку дёгтя:

- Это сейчас ты так радуешься, пока все отдыхают. Я тебя знаю. Когда вся страна выйдет на работу, ты сама себя съедать будешь за то, что не работаешь. Ты не умеешь не работать!

- Может, ты и права, мам, но я не хочу об этом думать сейчас, потому что сейчас мне хорошо и спокойно. Мы сегодня, кстати, в гости идем.

- Только и умеете, что развлекаться и радоваться жизни, - заворчала мама.

- А когда же развлекаться-то, мам? Пока молодые – вот и развлекаемся!

- Я в твоём возрасте работала на двух работах – гробилась, замужем была и у меня уже ты родилась!

Я вздохнула: старая песня! Вместо того чтобы порадоваться за меня, мама как всегда втюхивает (прости, мама, за грубое слово) мне свой опыт и свои прожитые годы, как ориентир, на который надо равняться.

- Да мам, завтра же введу строгое табу на все развлечения, устроюсь на две работы, желательно такие, где надо физически трудиться, в шахту там или на завод, и рожу ребенка. Может, тогда ты меня похвалишь?

- Только и умеешь, что ерничать, - обиженно засопела мама.

«В Новый год со старыми проблемами», - прокомментировал разговор мой внутренний голос.

Воскресенье

Сегодня я устроила себе праздник кошелька и спустила кучу денег на всевозможную косметику: для лица, для тела и для всего остального, что можно намазать кремом или чудодейственной мазью. С завтрашнего дня начну себя активно холить, лелеять и ублажать при помощи всего накупленного.

Настроение поднялось, но я обленилась настолько, что после двухчасового шопинга почувствовала, что устала, и не долго думая, вернулась домой, чтобы насладиться счастьем обладания этими пузырьками – флакончиками – баночками - скляночками. Как все-таки мало женщине нужно для счастья!

Мораль:

Какое же всё-таки это счастье: иметь возможность поспать – когда хочется спать, иметь возможность поесть – когда хочется есть.

На каждом этапе жизни нас делает счастливыми определенное стечение обстоятельств, и в настоящий момент я вполне счастлива своим ничегонеделанием. Ну ладно, хватит писать. Пойду посплю…

ОСА

Продолжение следует