Понедельник Неделя началась бодро. Я увлечена работой, я в восторге от окружающих меня людей, и мне интересно всё, чем я занимаюсь. В общем, пользуясь Жанкиной терминологией, работа меня полностью удовлетворяет, и я ежедневно испытываю девятичасовой трудовой оргазм, после которого нехотя покидаю своё рабочее место, и до следующего утра живу мыслями о том, что я сделаю, когда вернусь на работу.

Возможно, это на меня так благотворно действуют перемены, но в любом случае я наслаждаюсь моментом, и сделаю всё, чтобы это состояние подольше не закончилось и симптомы повторялись ежедневно.

Вторник

Сегодня мне позвонил мой бывший шеф.

- Привет, сынок, как у тебя дела?

- Здравствуйте, - радостно проорала я в трубку. – Ужасно рада вас слышать!

Это было правдой, потому что, признаться честно, я очень скучала по нему, но позвонить сама не решалась: необъяснимое чувство вины всё ёще теплилось где-то в районе моей совести, и казалось, что мой звонок из категории «здрасьте, шеф, ну как вы там без меня?» будет пудомсоли на незажившую после моего ухода сердечную рану шефа.

- Я тоже, сынок, очень соскучился по тебе. Судя по твоему ликующему голосу, у тебя всё более чем хорошо. Мне тут рассказали, куда ты ушла. Поздравляю, исполнительный директор, с новой должностью. Это уж точно твоё, тьфу-тьфу-тьфу.

- Да, так и есть, боюсь сглазить – мне всё нравится.

- Ну и хорошо. Сынок, я ж тебе по делу звоню. Мне помощь твоя нужна.

- Я в лепешку расшибусь, шеф, вы же знаете…

- Мы взяли девочку на твою должность, мне хотелось бы, чтобы ты сама ввела её в курс дела, поделилась, так сказать, секретами мастерства.

- То есть Иринка пролетела?

- Мы же с тобой говорили об этом. С кадровыми вопросами я не хочу экспериментировать.

- Ясно, а что за девочка?

- Умненькая перспективненькая, судя по красному диплому, трудовой книжке и обилию рекомендаций, девочка. Я на неё возлагаю большие надежды.

Я почувствовала укол ревности и спросила:

- Как хоть зовут вашу девочку?

- Ольга.

- Сколько лет?

- Двадцать пять.

- Интеллект в наличии?

- Более чем.

- Симпатичная? Ну, в смысле, внешность представительная?

- Вполне. Коренастенькая такая блондиночка. Язычок подвешен. Умеет красиво говорить и писать. С фантазией проблем нет. С чувством юмора – тоже.

- Одно из двух, шеф: либо, это моя сестра-близнец, либо это мой клон.

Шеф засмеялся и сказал:

- Честно говоря, она мне сразу понравилась, когда пришла на собеседование, именно тем, что напомнила мне тебя – и внешне, и манерой речи, и жестикуляцией.

- Можно вопрос?

- Конечно!

- А её вы тоже называете «сынок»?

- Нет, её я называю по имени. Встречный вопрос, а своего нового начальника ты тоже называешь «шеф»?

- Нет, его я называю по имени.

- То есть наша взаимная ревность неуместна, сынок?

- Конечно, шеф!

- Отлично! Так ты выручишь? Приедешь?

- Постараюсь завтра. Идет?

- Спасибо, сынок. Буду очень тебя ждать.

Среда

Любопытство моё не давало мне спокойно работать, и я прямо с утра, безуспешно потратив два часа на составление важного документа, который я так и не составила из-за того, что мысли сбивались в сторону бывшей работы, поехала знакомиться с собственным клоном.

- Привет, сынок! Всё расцветаешь! – Радостно поздоровался со мной шеф, когда я вошла к нему в кабинет, вскочил со своего трона и бросился меня обнимать.

- Я тортик принесла. Давайте сначала чайку попьем, а потом будем знакомиться с Олей.

За разговором час пролетел незаметно: новостей накопилось много, а барьер, воздвигнутый шефом в момент, когда я принесла ему своё заявление об уходе, исчез без следа.

Наговорившись вдоволь, шеф вернулся за своё рабочее место.

- Вызови мне Ольгу новенькую, - сказал он секретарше по селектору, и я почему-то внутренне вся напряглась.

Через четыре минуты – ровно столько нужно времени, чтобы дойти из моего бывшего кабинета через три больших лестничных проёма в приёмную шефа – в кабинет робко постучали.

- Войдите!

Симпатичная подтянутая девушка в синем деловом костюме и голубой водолазке, одетой вместо блузки, вошла в кабинет и хрипло поздоровалась:

- Здравствуйте, Николай Александрович. Вызывали?

- Да, Ольга, садитесь.

- Вы извините за мой голос, я сейчас болею, поэтому хриплю.

- А чувствуете себя как?

- Нормально, на больничный уходить не хочу, а то не успела выйти на работу – и сразу бюллетенить. Нехорошо как-то.

«Волосы – секущиеся, косметики – слишком много, с бижутерией – тоже перебор, картавит чуток, золотое кольцо надето вместе с серебряным браслетом – кто же золото с серебром носит?» - подобострастно перечислял мой внутренний голос.

- Вот хочу вас познакомить с девушкой, которая работала на вашей должности до вас. Её тоже зовут Ольга!

Я вежливо кивнула, а она широко заулыбалась и залопотала:

- Очень приятно. Мне говорили, что вы придете. У меня к вам полно вопросов, я ведь всего третий день работаю, ещё толком не вникла во все тонкости. Я очень на вас надеюсь. По-моему, мы даже похожи чем-то, правда, Ольга?

«Да что ты говоришь!» - фыркнул мой внутренний голос, а вслух я сказала:

- Да. Что-то есть. Давайте тогда шефа оставим и пообщаемся в моём, то есть – пардон - в вашем, Ольга, кабинете.

- Потом зайди ещё ко мне, сынок, ладно? – Сказал шеф, когда я закрывала дверь.

Уже в коридоре мы с Ольгой перешли на «ты» и не теряя времени стали обсуждать рабочие вопросы. Несмотря на старания моего эгоистичного внутреннего голоса, подмечавшего маленькие недостатки Ольги, через двадцать минут я поймала себя на мысли, что она мне нравится.

Проинструктировав её по всем направлениям деятельности, повизжав с девчонками и пообнимавшись с мальчишками своего отдела, мы все вместе сели пить чай, но мне на мобильный позвонил Гена и сказал, чтобы я срочно приехала на работу, так как к нам едет очень важный клиент, и мне просто необходимо присутствовать на встрече.

Я подорвалась, перецеловала всех своих бывших коллег, включая Ольгу, которой я оставила свой телефон и велела звонить, если что, и на минутку заскочила к шефу.

- Ну как она тебе? – спросил он.

- Мне понравилась. Мы будем дружить. По-моему, отличная толковая девчонка. Почти как я.

- Я рад, что вы подружились. Только такой, как ты – больше нет, - грустно сказал он.

- До свиданья, шеф, - уже в дверях прокричала я.

- Удачи тебе, сынок…

Четверг

Сегодня был очень напряженный рабочий график. Домой приехала почти в полночь, и естественно сразу легла спать. Сил писать дневник уже не было…

Пятница

Сегодня мы с Мишкой ехали домой, и я, вдохновлённая предстоящими выходными, когда можно будет выспаться и отдохнуть, почувствовала в себе прилив сил и хорошего настроения, которое надо было срочно направить в нужное русло.

- Слушай, в пятничный вечер ехать домой, чтобы лечь спать – это преступление, Котик! Давай куда-нибудь рванём, кому-нибудь позвоним, сюрпризом к кому-нибудь завалимся, ну подурачимся как-нибудь! Как тебе идея? – Лукаво подмигнула я.

- Малыш, я устал и очень хочу спать. Хочешь, я завезу тебя к Жаннке, или к Наташке, ну или ещё к кому из твоих подружек, раз из тебя энергия так прёт, а сам я лучше домой поеду, мне ей богу, даже разговаривать в лом. Короче, я домой, однозначно, а ты решай.

- Без тебя я не хочу. Ну, ладно, - покладисто согласилась я. – Домой так домой. Но неужели мы приедем и прямо вот так, как болванчики, спать ляжем?

- Ну почему? Я сначала перекушу, потом в ванной зависну на полчасика, а потом только лягу, - сказал Мишка. – А ты спокойно можешь телик смотреть. Мне не мешает.

- Миш, а ты заметил, что мы за последнюю неделю ни разу не занимались сексом?

- Говори за себя.

- Что????

- Да шучу, я, Котён. Ну что ты, в самом деле. Конечно, я заметил, я же не идиот.

- И ты считаешь это нормальным?

- Вполне.

-То есть, ты меня не хочешь – и это вполне нормально? Прекрасненько!

- Малыш, я не тебя не хочу. Я секса не хочу. Я влюблен в тебя как никогда, и по-прежнему считаю, что обнимать тебя, засыпая, - это вершина счастья. Но я так устаю на работе, что у меня просто физически нет сил вечером. И в этом – единственная причина. А то надумаешь себе там…

- Да видела я твоих секретарш длинноногих, - проворчала я, но его объяснения меня вполне успокоили.

Мы приехали домой, я переоделась в халат, расслабилась и… В субботу Мишка мне рассказывал, как раздевал меня и переносил моё бессознательное тело, находящееся в состоянии глубокого сна, в кровать. Заснула я прямо в кресле, куда погрузилась с целью сделать себе маникюр.

Когда он мне это сказал, я взглянула на свои руки - два ногтя на пальцах правой руки были уже накрашены. То есть вырубило меня прямо в самый разгар процесса.

- Миш, слушай, ты считаешь это нормально, когда человек начинает делать какое-то дело – и засыпает?

- Нормально, если учесть, что это дело он делает поздно вечером в состоянии глубокой усталости после трудовой недели.

- Я даже не знала, что я так сильно устаю.

- Теперь знаешь! – Сказал мой мудрый Мишка.

Суббота

Хотя бы раз в неделю я стараюсь ходить в солярий. Во-первых, мне идет загар, во-вторых, сама процедура мне нравится – лежишь себе в тепле и музыку слушаешь, а в-третьих, врач-дерматолог сказал, что солярий – очень вредная для кожи вещь - полезен лишь в одном случае - при псориазе. А у меня как раз псориаз. Забавная, скажу я вам, болезнь. Для меня и Мишки она – идентификатор состояния моих нервов.

Каждый раз, когда я сильно понервничаю, на теле моем появляются красные пятнышки. Поэтому если я волнуюсь и переживаю по какому-либо поводу, но хочу скрыть этот факт от Миши, чтобы он лишний раз не волновался за меня, он всё равно узнает.

Например, на той неделе, когда я ужасно разнервничалась из-за Еремки и ситуации с её мужем, но не успела рассказать об этом Мише, он сам спросил:

- Давай, выкладывай, что стряслось, мой пятнистый друг.

Я оглядела себя и увидела множество красненьких сигналов того, что норма потраченных за день нервов многократно превышена.

Я нехотя рассказала причину своих переживаний, и, как и следовало ожидать, выслушала лекцию о том, как я себя не берегу, что если я не хочу беречь себя для себя, то я должна беречь себя для него, потому что если я буду переживать за каждого человека, который порежет палец или которого укусит комар, то я состарюсь годам к тридцати и не смогу воспроизвести здоровое потомство.

Я слушала это традиционное пиление, и понуро качала головой, внутренне соглашаясь с Мишей.

- Так что хватит думать о других - подумай о себе! – Торжественно закончил он свою гневную речь.

- Я не умею контролировать это процесс, ты же знаешь, - зачем-то вступила я в дискуссию. – Для ощущения «нервничать» у меня нет кнопочки «выкл», которую я нажму и сразу перестану нервничать. У меня есть кнопочка «вкл» и «очень вкл».

- Что значит «не умею»? Не умеешь – научись!

- Миш! Легко тебе говорить! Вот ты умеешь контролировать процесс своего потоотделения? Не умеешь! «А не умеешь – научись», - парировала я.

- То, про что говорю я – это целая наука, называется «управление гневом», и этому можно научиться. Если бы это было невозможно, я бы тебе не советовал. А то, про что говоришь ты, - это работа потовых желез, и воздействовать на это силой воли или силой желания нельзя.

В общем, наши ссоры на эту тему были бесконечны и никогда не приводили к взаимному удовлетворению сторон.

Воскресенье

Дрыхли с Мишкой целый день. Восстанавливали силы. А завтра снова в бой…

Мораль:

Я вывела формулу карьерного успеха. Может быть, эта формула уже выведена кем-нибудь до меня - я не претендую на новизну и уникальность - но зато она проверена практикой:

Когда тебе нравится то, чем ты занимаешься, ты не устаешь. А если и устаешь, то не замечаешь этого. По-моему, гениально.

ОСА

Продолжение следует.