Глава 9.    Мы снова очутились у домика старейшины. Закатное солнце освещало розовым площадь перед домом. Собралась вся деревня. Тодды оделись в синие, зеленые и розовые накидки поверх туник. Женщины украсили себя цветами, от которых шел одуряющий аромат. Собравшиеся выглядели по-праздничному взволнованными. В толпе я заметила Сати, которая сильно выделялась на фоне местных жителей чернотой кожи. Ее глаза лихорадочно блестели, и она то и дело теребила сари, с благоговением поглядывая в мою сторону. Тодды образовали большой круг вокруг площадки у дома Киары и явно предвкушали зрелище. В центре собрания стоял буйвол. Я опасливо покосилась в сторону громадного животного. По счастью, он находился довольно далеко от меня. Никаких упряжей или веревок, которые могли бы удержать его от внезапного нападения на людей, не наблюдалось. А между тем, буйвол был такой огромный, что один его шаг в сторону мог бы стоить нескольких жизней. Но тодды были совершенно спокойны на этот счет. Детра, Метхор и две женщины украшали быка цветами и лентами. Похоже, что чудовище собиралось принять участие в церемонии. Интересно, что они будут с ним делать? Принесут в жертву? Мне стало любопытно.

Между тем, я совершенно забыла, кто должен быть главным действующим лицом церемонии. Те же женщины, что приносили мне фрукты, мягко подхватили меня под руки и, заставив войти в домик Киары, переодели в тунику с синей накидкой. Я так и не поняла, из какой ткани она сделана. Мягкая, легкая, плотная и при этом отлично пропускает воздух. Наверно, тодды делали туники из какой-то травы, растущей в джунглях. Пока я размышляла о качестве одежды, женщины распустили мне волосы и расчесали деревянным гребнем, брызгая на голову чем-то пахнущим ладаном. Я подумала, что, наверняка, выгляжу, как пугало. Но Киара обещал отпустить меня после этого «посвящения». И я была готова вытерпеть все, что угодно, только бы спасти Никиту и вернуться домой.

Меня вывели на середину площадки и Киара что-то произнес на своем языке. Тодды бурно поприветствовали его, размахивая руками и одобрительно глядя в мою сторону. Старейшина сделал знак Метхору и тот, кивнув головой, что-то прошептал на ухо... буйволу. Я закатила глаза к небу. Они тут все ненормальные. Разговаривать с быком! Немудрено, что мне мерещится всякая невидаль... В таком окружении через час можно слететь с катушек. К моему удивлению, буйвол перестал жевать траву и внимательно посмотрел на Метхора. Метхор снова что-то сказал ему. Буйвол в ответ открыл рот и вдруг заревел так, что я чуть не упала от страха.

- Не бойтесь, Лилия, - услышала я рядом голос Детры, - он просто приветствует вас.

- Спасибо, - пролепетала я, - я очень тронута.

- Сейчас он решит, достойны ли вы быть Защитницей.

- Чего? – не поняла я. И тут буйвол наклонил голову и, глядя на меня, стал бить копытом землю. Я вдруг отчетливо представила, что за этим следует. Тем более, что тодды сильно расширили кольцо, расступившись и давая для представления место. Похоже, тут будет что-то вроде корриды. И тореро – это я. Ну надо же быть такой дурой! Надо было бежать, когда мне показали Нильгири. Я бы добралась дня за три! Они и не собирались меня отпускать. Я - жертва религии, ритуала дикарей... Боже! Я умру не от медвежьей болезни! Меня забодает бык! – все эти мысли ураганом пронеслись у меня в голове за доли секунды.

Я отступила назад, но почувствовала за спиной стену дома. Бежать было некуда. Бык тем временем ринулся прямо на меня, поднимая красную пыль. Я зажмурилась и приготовилась умереть. Несколько секунд я стояла с закрытыми глазами и ждала, что перед смертью вся жизнь пронесется передо мной, как это пишут в газетах. Ничего не пронеслось, кроме глупой мысли, что они будут делать с моим телом. От страха подкашивались ноги. Бык все не нападал. Я приподняла одно веко. Буйвола не было. Удивившись, я открыла глаза и тут заметила, что черное рогатое чудовище находится прямо передо мной. Бык стоял в странной позе – словно кавалер, склонивший перед дамой одно колено, он опустил голову и прижался к земле. Он не убил меня! Он кланялся! Это, наверное, дрессированный бык! Ну да! Метхор что-то говорил ему, очевидно, давал команду. На душе отлегло.

- Лилия! – раздался рядом голос Киары, - ты должна сесть на него верхом.

- Ни за что! – облегченно выдохнула я.

- Это часть посвящения. Священный буйвол признал в тебе Свет. Ты должна въехать в храм верхом на нем.

- Никогда, - твердо сказала я.

- Ты должна. Ты обещала, Лилия, - голос Киары погрустнел.

- Я свалюсь и он затопчет меня, - прошипела я.

- Нет. Священное животное не убьет человека. Поверь.

- Ладно, - обреченно вздохнула я. И с помощью Метхора и Детры взгромоздилась на буйвола. Ни седла, ни поводьев. Я вцепилась в загривок животного так, что оторвать меня не смогла бы и дюжина молодцев. Бык поднялся и медленно пошел к подножию холма. Меня раскачивало, как при шторме. От страха пересохло во рту. От быка несло псиной. Я ехала и думала, что ничего хуже уже быть не может.

Тодды, довольные и улыбающиеся, пошли следом, осыпая меня цветами и зернами. На холме никакого храма не было. Я внимательно посмотрела вокруг. Ничего, похожего на храм. Озеро, прибрежные кусты, холм, поросший высокой травой... Киара подошел к зарослям кустарника у подножия холма и раздвинул их. Там оказался вход в пещеру. Бык по команде двинулся внутрь. Я еле успела наклониться, чтобы не разбить голову о камни. Мы спускались в полной тишине, если не считать звуков шагов и падающего на каменную лестницу зерна, которым осыпали нас с быком тоддские женщины. Как и в комнате Киары, пещера была освещена непонятным светом, похожим на солнечный или электрический, но источника не было видно. Казалось, что светятся сами стены подземелья. Они искрились и играли, переливаясь всеми цветами радуги.

- Как здесь красиво, - нарушила я тишину. – Что это так блестит?

- Это алмазы, - ответил Киара.

- Алмазы?! – потрясенно воскликнула я, - так много?

- Да.

- Боже! Вы несметно богаты! Почему вы живете в нищете?

- У нас есть все, что нужно, Лилия, - улыбнулся Киара. А камни не приносят счастья. Хотя в вашем мире они очень ценятся.

- Да уж, - согласилась я, подумав, что было бы неплохо захватить хоть один камушек с собой.

Тем временем мы спустились в просторный зал с колоннами, где мог поместиться весь город Счастья вместе с буйволами. Собственно, весь город и собрался. В середине зала стояла темно-зеленая невысокая ступа, с углублением посредине, напоминавшем чашу. И эта чаша была доверху наполнена алмазами, сквозь которые сочилась вода, разливавшаяся в крохотное озерцо. Меня сняли с буйвола и поставили на ноги. Я на всякий случай отодвинулась подальше от животного.

Киара вышел на середину и, обведя глазами храм, произнес что-то на своем мелодичном наречии:

- Тодды! Я буду говорить на языке Защитницы. Настройтесь на ее волну, - перевел мне Метхор.

Люди разом посмотрели на меня, потом закрыли глаза, прикрыли ладонями веки и стали раскачиваться из стороны в сторону. Это заняло не больше минуты. После чего легкими поклонами головы дали Киаре знак продолжать речь. Он продолжил уже по-русски.

- Сегодня знаменательный день, которого мы ждали так долго. Она пришла. И Священный буйвол принял ее Свет. Она не такая, какими были прошлые Защитники. Она другая. Но и жизнь на нашей планете изменилась с тех пор, как появился Первый Защитник. Примите ее такой, как она есть. Ее душа светла, ее дух силен. Она сможет отразить атаку. А мы поможем ей.

- Поможем! – хором отозвались тодды. И эхо, откатившись от стен, повторило их голоса.

Ощущение нереальности происходящего не покидало меня. Алмазная пещера, тодды, говорящие по-русски, буйвол размером с экскаватор... Чего они хотят от меня? Какой защиты ждут?

- Лилия, идем со мной! – позвал Киара и женщины, осыпавшие зерном, снова взяли меня под руки. В руках у одной была тряпка. Я напряглась.

- Не бойся, - чеканя каждое слово, сказала одна из женщин, - мы закапаем тебе глаза.

- Зачем? – отстранилась я испуганно.

- Это даст твоим глазам силу, которой нет у обычных людей, - и она поднесла к моим глазам смоченную в источнике ткань. Я не успела зажмуриться, как она резко отклонила мою голову назад и вода попала мне в оба глаза.

- А-а-а! Щиплет! – закричала я.

- Ничего, Лилия! Она просто соленая. Потерпи, - услышала я голос Киары.

Щипать перестало, и я осторожно открыла глаза, боясь, что ослепла. Все было по-прежнему.

- Теперь ты должна накормить буйвола, - сказала женщина и протянула кусочки фруктов.

- Что, буйволы едят манго? – удивилась я.

- Этот – да, - улыбнулся Киара. – Он у нас сладкоежка.

- Не бойся, девочка, - ласково сказала женщина, он тебя не тронет, - и подвела меня к черной громадине. Я осторожно вытянула руку с манго вперед. Буйвол подошел и стал есть. У него оказались удивительно мягкие губы и шершавый язык, которым он облизал мои руки, стараясь не оставить ни капли мангового сока.

- Теперь в твоих руках – волшебная сила буйвола, - провозгласил Киара. Все одобрительно зашумели.

Затем меня подвели к зеленой ступе.

- Это вода святого источника Счастья, Лилия! - торжественно произнес Киара, - коснувшись ее, ты изменишься навсегда.

- Как изменюсь? – подозрительно поинтересовалась я.

- Лилия! Выпей! А затем хорошенько прополощи горло, – торжественно сказал Киара и поднес маленький каменный ковш.

Я зажмурилась и глотнула. Это была вода. Странная, соленая, с металлическим привкусом, но все же вода. Я выпила ее и прополоскала горло, издавая смешные булькающие звуки, которые звучали смешно и нелепо. Когда я закончила, в голове у меня заплясало, горло зажгло огнем, перед глазами поплыло, а женщины вдруг легко, как перышко, подхватили меня и бросили в чашу подземного озера. Ледяная вода сжала тело острыми иглами, я провалилась в темноту. И вдруг увидела пещеру сверху! Я словно парила и видела погруженное в воду, жалко пускающее пузыри, свое тело в синих одеждах, видела людей, с радостью на лицах наблюдавших, как меня топят... Все-таки эти безумцы убили меня. Эта мысль показалась мне забавной. Я поднялась выше и к моему удивлению, легко прошла сквозь толщу камня, оказавшись снаружи, потом взлетела еще выше и увидела в смутных сумерках поселок и джунгли. На душе у меня было легко, светло и удивительно свободно, мне совершенно не было жаль утопленного тела, я поднималась все выше и выше, пока земля внизу не превратилась в синий переливчатый глобус. Я была в космосе! Эта мысль так захватила, что я из любопытства решила подняться дальше. Поднялась и понеслась сквозь звездный коридор. Замелькали планеты, туманности, кометы. Чувство, наполнявшее меня, было трудно передать – фантастическое слияние с чем-то великим и прекрасным, со всей Вселенной. Наконец я достигла цели – а в том, что она у меня была, я ни минуты не сомневалась. Я долетела до места, где звездное небо расступилось и появилось светлое пятно. Приблизившись, я оказалась в белом густом тумане, сверкающем изнутри. Микроскопические цветные блестки двигались вокруг, закручиваясь в небольшие вихри. Странно, но несмотря на то, что мой нос остался на дне озера, в тоддской пещере, я почувствовала аромат этого тумана! Он был тонок и насыщен одновременно. Это была невероятно приятная смесь лучших цветов и духов вместе взятых. Я оглянулась, ища источник потрясающего запаха. И увидела перед собой маленький светящийся шарик фиолетового цвета, состоящий из блесток и синеватой дымки. Он показался мне живым и каким-то ... родным, я приблизилась и протянула ему руку. И увидела, что тело у меня все-таки есть. Рука была такой же, как и всегда, если не считать того, что она светилась изнутри золотым. Как будто внутри меня включили лампочку! Удивившись тому, что меня все это не удивляет, я дотронулась до шарика. Меня ударило, пронзило насквозь что-то яркое, сине-фиолетовое и со скоростью мысли я полетела вниз...

Когда я пришла в себя, то увидела, что нахожусь в алмазной пещере, меня уже вытащили из воды и обернули теплым пледом. Пока я пыталась сообразить, что это было – сон или явь, тодды грянули на всю пещеру радостным пением праздничного гимна. Я с трудом соображала, зубы колотили дробь. Мои бедные мозги не успевали все как следует осмыслить, так что мне оставалось просто таращиться по сторонам.

- Лилия! Теперь ты должна произнести клятву, - потребовал Киара.

- Клятву? Какую? – еле слышно пролепетала я.

- Клятву служения Свету.

Я вздохнула. Клятву так клятву.

- Повторяй за мной, - Киара встал рядом. – Я клянусь всегда и во всем слушаться голоса сердца...

- Клянусь, - повторила я.

- Я клянусь не поддаваться унынию и злобе, что бы ни случилось...

- Клянусь.

- Я клянусь быть доброй и защищать слабого, попавшего в беду..

- Клянусь.

- Я клянусь не использовать во вред силы, данные мне при посвящении...

- Клянусь.

- Я клянусь всегда стоять на стороне Света и если будет нужно, отдать за Свет жизнь...

- К-клянусь.

- Все, Лилия. Твое посвящение закончено. Киара широко улыбнулся и протянул мне руки, помогая встать. - Ты – Защитница Света!

- И что мне теперь делать? – кисло спросила я.

- Радоваться, - смеясь ответил Киара. – Теперь ты стала другой.

- Да уж, я – мокрое, замерзшее чучело, теперь ты отпустишь меня домой? Ты поможешь спасти Никиту?

- Ты пробудешь у нас еще пару дней. Тебе необходимо научиться пользоваться новыми силами, - и улыбнулся по-отечески заботливой улыбкой.

Так. Я все отлично поняла. Придется готовить побег. Никто не собирался меня отпускать. И я покорно кивнула головой в знак согласия. Киара внимательно посмотрел мне в глаза и ничего не сказал.

Глава 10.

   Когда мы вышли из пещеры, уже опустилась ночь. Тодды зажгли факелы и отвели меня к подножию холма, где я спала днем. Там уже ждал шалаш из пальмовых листьев. Меня, наконец, оставили в покое. Через полчаса план побега был готов. Не хватало нескольких деталей, но я надеялась, что у меня получится их добыть. План был таков: пробраться к Сати и стащить ее фонарик. Без фонаря нечего было и соваться в джунгли. Там же я планировала раздобыть и зажигалку, которую Сати, отобравшая ее у меня вместе с сигаретами, всегда носила при себе. Огонь я намеревалась использовать как оружие против хищников в случае необходимости. Помимо огня, я собиралась украсть один из кольев ограды, за которой ночевали буйволы. Еще днем я заметила, насколько острыми и крепкими были эти колья. С огнем и деревянным колом я собиралась дойти до Нижнего Нильгири, а там просить помощи и спасения Никиты. Вся беда была в том, что я понятия не имела, где сейчас Никита, дорогу по джунглям, я конечно, не запомнила. Но у меня была надежда на вертолет. И у меня был способ этот самый вертолет раздобыть!

Как только появилась луна, я осторожно выбралась из шалаша. Тодды спали, из поселка не доносилось ни звука. Только цикады тренькали в кустах, да из джунглей доносились голоса ночных птиц. Воздух стал прохладным и прозрачным. Я тихонько проскользнула мимо дома Киары к загону для буйволов. Лишь бы они не подняли рев! Но нет, животные тоже спали и только недовольно затоптались и зафыркали, увидев меня. Я с трудом вытащила из земли деревянный кол и побежала в сторону от поселка, где стоял шалаш Сати. Если она не спит, я свяжу ее при помощи сари и заткну рот. Из-за пальмовых веток раздавался тихий храп с присвистом. Я раздвинула листья и сразу увидела фонарик, лежащий рядом с Сати. Зажигалка была привязана к сари, и я с большими предосторожностями, делая одно движение в минуту, ее отвязала. Сати даже не пошевельнулась. Видно, ее тоже уморили все эти походы и ритуалы.

Итак, два пункта плана были исполнены. Оставался главный. Я двинулась в сторону пещерного храма. Уже опустилась ночь и все вокруг заполнилось звуками джунглей – криками, шелестом, звоном. Странно, но днем здесь гораздо тише. Я уже привыкла к этому шуму и он мня не страшил. Но неожиданно я услышала незнакомый и потому пугающий звук. Пронзительный свист, непохожий на голос птицы донесся откуда-то справа. Я остановилась, прислушиваясь и включила фонарик, хотя ночь и без того была довольно светлой. Рядом в кустах зашуршало и сторону метнулась маленькая тень. Мне стало не по себе. Вспомнился мерзкий карлик – слуга тоддов. По спине стекла холодная капля. Я сделала несколько глубоких вздохов. Это всего лишь мои нервы. Нервы и какое-то ночное животное. Я должна успокоиться. Ведь, чтобы выжить, мне предстоит идти два или может, три дня, совершенно одной, по джунглям, меня ждет миллион таких мгновений. Но если я хочу спастись и спасти Никиту, я должна победить страх. И я, набрав в легкие побольше воздуха, пошла дальше.

В храме по-прежнему было светло. Я быстро сбежала вниз по лестнице к зеленой ступе и озеру. Войдя по воду, я осторожно взяла один алмаз и отпрянула. Сразу вспомнились фильмы про Индиану Джонс – по правилам жанра сейчас должна сработать защита пещеры и я должна провалиться под землю, или еще чего похуже. Но ничего не произошло. Я напихала полные карманы алмазов и быстренько покинула священное место. Конечно, становиться воровкой мне не слишком улыбалось, но другого выхода не было. Кто знает, насколько в этих местах ценны подобные вещи? А вдруг полных карманов едва хватит на аренду вертолета? Ну, а если алмазы дорого стоят и в Нильгири, то это будет мне оплатой морального ущерба...

Схватив кол, оставленный у входа в пещеру, я побежала в сторону, откуда был виден Нижний Нильгири. Он, как и положено цивильному городу, светился множеством огней. Слава Богу, он находился у самого подножия горы, на которой я стояла и пройти мимо него, спускаясь с вершины, было совершенно невозможно. Таким образом, все время спускаясь, через два-три дня я буду в городе! И я ступила в темный, влажный, звенящий лес.

Некоторое время я шла совершенно свободно, видимо, здесь когда-то была широкая тропа. Но через пару часов она куда-то подевалась, идти стало труднее. Приходилось все время перелезать через какие-то коряги, камни, которые в темноте вполне могли оказаться змеями или спящими медведями, потому приходилось подолгу осматриваться, выбирая дорогу. Ветки хлестали по лицу и плечам, к влажному лицу все время что-то прилипало. Мне почти не было страшно, решимости придавала мысль о Никите и о том, что скоро я буду среди нормальных людей. Единственное чувство не покидало меня – чувство пристального взгляда в спину. Я успокаивала себя тем, что это всего лишь нервы.

Когда я совсем выбилась из сил, мне несказанно повезло – я наткнулась на чистый горный ручей. Упав прямо в него, я лежала минут десять, физически ощущая, как уходит усталость. Потом я, правда, пожалела о своем недомыслии – мокрая грубая ткань терла кожу. Я была вынуждена устроить привал. Развела небольшой костер неподалеку от ручья, повесила шорты на дерево и легла отдохнуть.

Как я ухитрилась заснуть, ума не приложу. Я и спать-то не хотела. И даже глаз не закрывала. Однако ж уснула и проснулась оттого, что почувствовала все тот же липкий взгляд. В свете догорающего костра я увидела несколько маленьких горбатых фигурок, крадущихся ко мне. В руках некоторых, как мне показалось, сверкнули ножи. Курумбы! Страх сковал тело, я не могла пошевелить даже пальцем. Сейчас эти мерзкие карлики доберутся до меня – и... Вдруг мысль о Никите, лежащем далеко, в душной хижине, пронзила насквозь. Я – здоровая сильная женщина! Испугалась каких-то коротышек! Из-за моей трусости может погибнуть Ник! Я резко привстала.

- Не приближайтесь! – громко крикнула я курумбам.

Они остановились, заговорили между собой на резком наречии и гнусно захихикали. Один из них резко рванул к костру.

- Стой! – я подняла руку, растопырив пальцы, жестом останавливая его, а другой рукой нащупывая лежащий рядом острый кол. Но кол не понадобился.

Карлик, приблизившись, словно наткнулся на невидимую стену, рядом с моей рукой, ударился и отскочил назад, как ошпаренный, закричал, потирая ушибленные о невидимую преграду места. Его сообщники кинулись ко мне со всех сторон. Одного я остановила так же – рукой, подняв ее вверх – и это снова сработало – карлик отлетел назад. В этот момент другой коротышка подбежал слева. Я повернула голову и почувствовала жуткий запах, увидела глаза с желтыми белками прямо перед собой. Я ничего не успела даже подумать, ужаснувшись уродству курумба, когда раздался странный булькающий звук и гадкий карлик взорвался прямо у меня на глазах! Он разлетелся на мелкие куски, которые посыпались вокруг костра красными ошметками. Меня забрызгало кровью. Я онемела. Курумбы остановились, тоже остолбенев от ужаса. Но один из них, видимо главный, сделал знак всей компании оставаться на месте и пошел на меня, злобно что-то бормоча. Меня привел в чувство тошнотворный запах горелого мяса, шипящего в костре. Я оглянулась на идущего на меня курумба. Как только мы встретились глазами, карлик издал точно такой же звук, как и его предшественник и ... разлетелся на куски.

Его голова упала прямо на меня, еще живые губы что-то шептали. Я в ужасе отбросила то, что только что было курумбом, и попыталась вскочить на ноги. Но потрясение было слишком велико. Передо мной поплыл и костер, и голова курумба, и спины убегавших в ужасе карликов... Последнее, что я увидела, было бархатное индийское небо, усыпанное алмазами...

Свет резанул глаза и противный голос сверху произнес:

- Наш самолет совершил посадку в аэропорту Дели.

Я очнулась. Самолет. Дели? Что меня, снова усыпили и отправили в Дели? Протерев глаза, медленно приподнялась в кресле и выглянула в окно. Индийская красная земля показалась зловещей. Стоп. На крыле самолета написано «Аэрофлот». Что-то не сходится. «Аэрофлот» на внутренних индийских линиях?

Пока я соображала, что происходит, народ повскакивал с мест и стал собираться. Впереди у двери я заметила знакомую фигуру. Нет... Этого не может быть... Никита?!

Мой душераздирающий крик переполошил салон. Стюардессы заметались. Никита оглянулся и разведя руками, пошел на меня.

- Ник, - глупо улыбаясь, заорала я, - ты жив! Я что, спала?!

- Вроде, - засмеялся он. – Раз уж ты меня заметила... Я хотел сделать сюрприз. Извини, что заставил волноваться... – он поцеловал меня.

- Никита, а... курумбы? – шепотом спросила я.

- Чего? – опешил он.

- Курумбы!

- Лилька, просыпайся! – потряс он меня за плечо, - пошли, пора выходить! Индия ждет!

- Не хочу я ни в какую Индию! – выдохнула я. – Я хочу домой. С тобой.

- Ну уж нет, - покачал головой Никита, снимая сумку с полки, - мы приехали за приключениями.

- Вы выбрали правильное место, - послышался чей-то голос.

Я обернулась. На меня с усмешкой смотрели серые глаза Киары.

Похоже, приключения только начинались.

Лариса КАЛУГИНА