Я начала работать в этой компании с самых низов. Можно сказать, выросла вместе с ней. Знала все, что в ней происходит, что называется, изнутри и в подробностях. Я нешуточно болела ее болями и радовалась ее победам. В какой-то степени ассоциировала себя с ее лицом и воспринимала любые слова в ее адрес как личную похвалу или обиду. Грудью стоять за честь родного коллектива, пожалуй, было не просто отвлеченным лозунгом, а образом жизни.

Порой даже дома я набирала телефонный номер через девятку, как на работе, или, отвечая на звонки, певучим голосом хорошо натренированного менеджера продаж пела: «Компания «Крафт», добрый день!».

«Ха-ха! - Отвечала непонятливая трубка. – Привет, Крафт, хочу тебя на свидание пригласить!».

«А, Игорь, это ты. Прости. Я на своей волне!», - обычно отвечала я. Он не обижался, потому что знал: с трудоголиками, к которым, впрочем, относился и он сам, такое бывает.

В прошлой жизни я была училкой русского языка и литературы, больше литературы, конечно. И понятия не имела ни что такое бизнес, ни с чем его едят, ни как тут могут «съедать с потрохами», если ты кому-то мешаешь двигаться вверх по карьерной лестнице или мозолишь глаза своей паталогической старательностью. Все тонкости корпоративной культуры я осваивала в полевых условиях работы с самой убитой, убыточной клиентской базой КРАФТа.

Правильно, на что могла рассчитывать училка? Не дадут же мне сразу самый ответственный фронт работ, чтоб я тут же загубила его на корню. Но мы, училки, люди стойкие и стрессоустойчивые (попробуйте-ка с современными тинейджерами в нашей школе поиграть в игру «кто кого быстрей научит», и вы поймете, что учителей после трех лет работы в нечеловеческих условиях образовательного экстрима можно сходу брать в отряды ОМОНа, БЕРКУТа и др. спецподразделений). Я немного иронизирую, но в этом есть огромная доля правды.

Так вот, вместо свирепых отвязных подростков с серьгами в носу мне достались не менее свирепые монстры розничной торговли, которые по старой совдеповской привычке любили взять товар на реализацию, довести его до полного отсутствия товарного вида и не платить за него ни копейки. Вырвать наши денежки из цепких лап хитроумных торговых работников можно было только путем изысканной лести, виртуозного маневрирования обещаниями, задабриваниями, бонусами и, наконец, строгими карательными мерами.

Как сейчас помню уважаемую Людмилу Васильевну, директора магазина №1715 на Боггоутовской, женщину с Большой буквы в прямом и переносном смысле слова. Ее круглую домашнюю фигуру с высокой прической крашеной блондинки, ее сладкие речи и обещания. И свои ежедневные телефонные звонки к ней в магазин на автоматически срабатывающий факс. Как она умела уходить от ответа, как мягко и по-матерински ласково умела лгать прямо в лицо! А впрочем, ее тоже можно понять. В условиях жесткой конкуренции, когда ей на пятки наступали монстры - гипермаркеты, что ей оставалось, чтоб хоть какую-то копейку положить себе в карман? Тащить ее у поставщика.

Я ее, как и других своих убыточных клиентов, не осуждаю. И вспоминаю с теплотой и уважением. Они стали для меня неисчерпаемым источником менеджерского вдохновения. И явили собой уникальную школу бизнес - общения.

Свой первый, самый сложный урок в области активных продаж, я думаю, выдержала. И вскоре руководство доверило мне тех самых крупных монстров, которые яростно теснили на рынке моих бедненьких мелких клиентов. Это были сети отечественных супермаркетов и гипермаркетов первого поколения. Выбившись в «дамки», они были переполнены амбициями, новоиспеченным снобизмом, зашкаливающей крутизной, но при этом остались в душе теми же «людмилами васильевнами» с допотопным сельскохозяйственным уровнем менеджмента.

Общаться с людьми, находящимися на постоянной позиции «пальцы веером», невероятно сложно. Быть может, еще сложнее, чем с «убитыми» клиентами. Особенно когда руководство требует от тебя выполнение плана продаж, поиска новых клиентов такого же формата, расширения рынка сбыта и раскрутку нового бренда.

Но где наша не пропадала! Мы ведь, училки, какую школу прошли! Покорили! Расширили! Пальцы веером расставлять научились не хуже, а может быть даже и более впечатляюще. Выросли, короче! И я выросла, естественно.

Когда-то я с опаской и каким-то внутренним волнением заходила в огромные супермаркеты, сверкающие своей красотой и бесконечностью торговых рядов, теряющихся где-то у горизонта. Маленький человечек, на полусогнутых стоящий у кассы и с ужасом думающий, что у него не хватит денег на три корочки хлеба, завернутых в яркую блестящую упаковку с фирменным знаком на боку. И его вышвырнут с позором из почетных рядов покупателей этого сияющего изобилием чуда торговли.

Но потом пришла осознанная уверенность в том, что эти чудеса делают такие же люди, как я. С такими же ошибками и слабостями, со своими недостатками и недоработками. Ярче всего это понимаешь, когда участвуешь с ними в совместной работе. «Смотришь, и тут люди.... Такой же Божий человек, и разговоришься с ним, как со своим...» и т.д.

Не то, чтоб я научилась открывать любые двери «с ноги», зачем? Просто я попробовала не бояться в них стучать и заходить. Сначала трусила, конечно, скажу честно.

Неприступный снобизм некоторых «крутеликов» от розничной торговли до сих пор повергает меня в легкое состояние растерянности: как себя вести, когда тебе откровенно хамят? Но за моей спиной была не канадская компания по изготовлению китайских ножей, а крупная компания, официальный эксклюзивный дистрибьютор высококачественного товара, и я могла дать этому снобу «зеленую улицу» на особые, только ему предназначенные условия. Ведь именно этого он добивался, старательно играя передо мной роль самого крупного оператора розничной торговли. В принципе, мне ничего не стоило подыграть ему в этом. Только не с жалким лицом просителя, а с честью и достоинством равного партнера. Вот так!

Думаете, это приходит сразу? Ничего подобного. Опытным путем. Пришло постепенно. И я стала руководителем оптового отдела.

Теперь в моем подчинении были такие же «зеленые» менеджеры, которым я когда-то начинала. И теперь я стала настоящей училкой, только не суффиксы мы изучали и даже не «Нравы Растеряевой улицы», а способы продвижения товара. В принципе, и в том и в другом случае, это классика жизни. Уроки общения и постижения собственного места в общем процессе созидания и движения вперед.

Помогать расти профессионально другому человеку – удивительно приятное дело. Когда-то одна мамочка самого нерадивого моего ученика, на котором все учителя давно поставили жирный крест, а я все возилась с ним, сказала: «Вы – учитель от Бога!». Приятно, конечно, такое слышать, не скрою. Но кто ж виноват, что учителем сегодня быть – значит влачить жалкое существование? Это неправильно. Преступно в какой-то степени по отношению к нашим детям.

Да, я предатель. Я не могу быть альтруистом и трудиться за гроши, потому что у меня тоже есть дети. И их нужно поставить на ноги. Но вот что удивительно: потребность кому-то помочь, научить, видимо, оказалась настолько сильна, что и в профессии менеджера пригодилась.

…А вчера новый коммерческий директор решил обновить кадровый состав. И предложил мне в два дня сдать дела. Неожиданно. И грустно.

Но мы, училки, еще и не такие выбрыки видывали, и ничего, урок продолжается. И жизнь на этом не заканчивается. Самое грустное, как и раньше, то, что приходится прощаться со своими учениками…

Ирина ВЛАСЕНКО